26/11

Сломать или признать: многоквартирные дома на землях ИЖС

Бизнес ФМ.РУ

 

Новый поворот в незаконном строительстве на землях ИЖС. Екатеринбург сносит «многоквартирники», Московская область дает им шанс на легализацию. В различных регионах позиция судов весьма разная, где-то все идет под снос, где-то — под легализацию.

 

Администрация Екатеринбурга приступила к исполнению судебного решения по сносу многоквартирных домов на землях индивидуального жилищного строительства (ИЖС) в переулке Облепиховом, 42 и 44, сообщается на официальном сайте города. В столице Урала более сотни подобных строений, по которым рано или поздно будут получены решения о сносе, сообщает администрация. Каждый дом оценивается примерно в 1 млн долларов.

Тем временем в Московской области, где таких объектов насчитали около 400, чиновники говорят, что такие строения сносить не будут. Как заявил мэр Ногинска Владимир Хватов в интервью РИА Новости, сносить дома с признаками многоквартирности, построенные на землях для индивидуального и дачного строительства в подмосковном Ногинске не будут.

Напомним, после того, как губернатором Московской области стал Сергей Шойгу, он поручил создать список домов «с признаками многоквартирности», которые возводятся на землях для индивидуальной застройки. Таких домов в области насчитали чуть менее четырех сотен. Министр правительства Московской области по долевому жилищному строительству, ветхому и аварийному жилью Александр Коган заявил, что около 85% домов из списка еще не успели заселить.

Как стоит поступить с такими строениями — сносить или легализовать? С этим вопросом BFM.ru обратился к экспертам.

Что происходит в суде

Как пояснили BFM.ru в Комитете по долевому жилищному строительству, ветхому и аварийному жилью правительства Московской области, сейчас местные власти Подмосковья действуют по единому принципу: если администрация поселения видит строение, которое подходит под признаки многоквартирного дома, то подает иск в суд о признании такого строения самовольной постройкой.

Подача заявления в суд не означает автоматический снос. Это делается для того, чтобы в рамках судебных разбирательств провести легитимную строительно-техническую экспертизу. Экспертиза выявляет, безопасен ли дом для проживания. Если дом в целом безопасен и собственник берется устранить нарушения, то у дома есть шанс на легализацию после изменения вида разрешенного использования участка.

По закону, такое изменение возможно после проведения публичных слушаний. То есть соседи должны согласиться с тем, что на участке будет многоквартирный дом вместо частного. После изменения вида разрешенного использования дом регистрируется как законное многоквартирное строение.

В случае, если дом признан небезопасным, суд выносит решение о его сносе. Как пояснили в комитете, в судебной практике есть и те, и другие решения. Главное — чтобы дом был приведен в соответствие с нормами законодательства, то есть надо устранить строительные нарушения, подвести коммуникации требующейся мощности, организовать пожарные подъезды и т. д.

В настоящее время в судах находятся дела по 91 объекту. Решение о сносе вынесено по 43 объектам, шесть домов уже снесены.

Владельцы таких домов, впрочем, тоже часто не бездействуют. «В судебной практике есть случаи, что собственники после иска администрации о признании строения незаконной постройкой предъявляют встречный иск о признании права собственности на возведенную самовольную постройку по «дачной амнистии». Тогда в процессе обе стороны действуют на равных и предоставляют свои доказательства, и собственник может сам заказать экспертизу, чтобы доказать безопасность постройки», — рассказала Диана Солопченко, юрист юридической компании «Хренов и Партнеры».

Напомним, в соответствии с положениями ГК РФ, право на собственность на постройку может быть признано за тем, у кого есть право собственности на землю, право на пожизненное владение землей или право постоянного бессрочного пользования.

«Судебный порядок доказательства легальности постройки проще административного, однако суды неохотно идут на вынесение решения в пользу собственника участка, если видно, что до момента обращения администрации в суд собственник не предпринимал попыток легализовать свое строение», — пояснила юрист.

Что скажет экспертиза

«Закон написан таким образом, что не дает формальных признаков, как отличить многоквартирный дом от одноквартирного при условии, что строение меньше 1500 кв. метров, а количество этажей — меньше или равно трем», — констатирует Александр Дубовенко, директор по развитию компании «Гуд Вуд». Он добавляет, что нарушения у таких строителей чаще всего связаны с коммуникациями — к примеру, на частный дом положено 15 кВт электромощности, а в реальности потребляется намного больше.

«Чаще всего такими незаконными строениями занимаются мелкие компании или не совсем чистоплотные предприниматели, надеясь потом оформить дом по «дачной амнистии», поскольку это дешевле, а зачастую просто единственный путь для изменения разрешенного вида использования участка», — поясняет он.

Александр Черный, гендиректор компании «СК Тверская», специализирующейся на малоэтажном домостроении, рассказал о том, какие факторы учитывает строительная экспертиза: «Индивидуальное и многоквартирное домостроение сильно отличается, в первую очередь потому что все применяемые решения в многоквартирных строениях должны соответствовать СНИПам. Экспертиза проверит проектную документацию, оценит, насколько все решения типовые и соответствуют ли они строительным нормам. Если же в проектной документации есть «белые пятна», то экспертиза посчитает, что это решение применено неправомерно. Если решение нетиповое, то его можно «легализовать», если какой-то проектный институт проведет испытания и подтвердит, что это решение безопасное».

Экспертиза не будет учитывать факт, проданы ли доли в таком доме и проживают там люди, поскольку она проверяет именно безопасность дома, пояснили эксперты.

«Снос таких домов — это крайняя мера. Сейчас мы работаем с застройщиками, направляем запросы в регистрационную палату, в прокуратуру, чтобы проверить законность строительства. Мы заставляем застройщиков привести в норму документацию и оформить все согласно закону», — заявил мэр Ногинска Владимир Хватов.

«Если много таких домов будут признаны законными, то может начаться волна исков, может возникнуть поток легализации строений, выполняющих нормативные требования по СНИПам, но построенных на землях ИЖС и без разрешения. Так же, как это произошло с исками по дачной амнистии», — предсказывает Дубовенко.