15/10

Авторская программа Елены Лихачевой. "Они сделали это! История успеха Александра Дубовенко"

Радио «Финам FM»

Вы помните сказку про трех поросят. Думаю, что если бы сейчас эта сказка сочинялась, домику из клееного бруса в ней нашлось бы место, но только пока непонятно, был бы это домик умного Наф-Нафа или бестолковых Нуф-Нуфа и Ниф-Нифа. На вопросы корреспондента отвечает директор по развитию Гуд Вуд Дубовенко А.С.

Полная информация на сайте finam.fm
Аудио ролик на сайте i.finam.fm
Видео ролик на сайте www.youtube.com

ЛИХАЧЕВА: Доброе утро, вы слушаете "Финам FM", меня зовут Елена Лихачева. Здравствуйте. Думаю, вы помните сказку про трех поросят, один из которых построил дом из веточек и листьев, другой из соломы, а третий, умный, построил из кирпича. Думаю, что если бы сейчас эта сказка сочинялась, домику из клееного бруса в ней нашлось бы место, но только пока непонятно мне лично, был бы это домик умного Наф-Нафа или бестолковых Нуф-Нуфа и Ниф-Нифа. Будем разбираться. У нас сегодня в гостях человек, который делает дома из клееного бруса. Александр, доброе утро.

ДУБОВЕНКО: Доброе утро.

ЛИХАЧЕВА: Сначала рубрика "Статус".
Статус: Александр Дубовенко, основатель и совладелец компании "Good Wood".
Как это делалось: Окончил факультет вычислительной математики Московского государственного университета. В 2002 году основал строительную компанию "Good Wood". В настоящий момент является ее совладельцем. Имеет авторское свидетельство на систему звукоизоляции межэтажных перекрытий в деревянных домах. Инициатор проекта "Народный дом". Женат. Отец двоих детей. Имеет разряд кандидата в мастера спорта по бадминтону.

ЛИХАЧЕВА:Александр, доброе утро. Спасибо за то, что пришли к нам сегодня. Итак, однозначно ответьте мне, пожалуйста, чей это был бы домик, Наф-Нафа, Нуф-Нуфа или Ниф-Нифа, если бы эта сказка сочинялась сейчас?

ДУБОВЕНКО: Я думаю, это некий средний вариант между Ниф-Нифом и Наф-Нафом.

ЛИХАЧЕВА: Если мы возьмем за 100% все дома, которые строятся последнее время в Москве, точнее, в Московской области, то какой процент из них составляют дома из клееного бруса на данный момент?

ДУБОВЕНКО: По нашей оценке, приблизительно 15% современных домов строится из клееного бруса, и доля этих домов постепенно продолжает расти.

ЛИХАЧЕВА: Насколько она растет в год? И каковы ваши прогнозы? Я, конечно, понимаю, что прогноз дело неблагодарное, но вы наверняка можете это дело спрогнозировать.

ДУБОВЕНКО: Прогноз делать сложно, но, на наш взгляд, доля будет расти в ближайшие 5-10 лет до уровня 25%. Затем возможно снижение доли домов из клееного бруса с появлением каркасных технологий.

ЛИХАЧЕВА: Где наиболее распространены подобного рода технологии? В какой стране, я имею в виду.

ДУБОВЕНКО: Вы удивитесь, но сейчас наибольшее распространение технологий в России. Даже не Финляндия, даже не Европа. Дело в том, что лес постепенно заканчивается во всем мире, и уже в Финляндии и в Европе чаще применяются либо каркасные дома, либо дома тоже из клееного бруса…

ЛИХАЧЕВА: Проясните мне, пожалуйста, что такое каркасные, я думаю, что не все понимают.

ДУБОВЕНКО: Тогда, может быть, сначала объясню, что такое дом из клееного бруса? Дом из клееного бруса – это, в принципе, дом, похожий внешне на дом из бруса, просто сам брус не монолитный, а склеен из кусочков досок. А каркасная технология – это дом, сделанный из деревянного каркаса, внутри содержится вата, а снаружи он обшит специальной плитой, которая называется USB. Это наиболее высокотехнологичные дома, просто в России они пока непопулярны по некоторым причинам, в основном это связано как раз таки с доступностью домов из клееного бруса.

ЛИХАЧЕВА: Доступностью леса, да?

ДУБОВЕНКО: Да, доступностью леса и, как соответствие, доступностью самого клееного бруса.

ЛИХАЧЕВА: А вообще технология клееного бруса, она откуда пришла? У меня ощущение, что откуда-то из Скандинавии.

ДУБОВЕНКО: Да-да, именно из Скандинавии, это их основная тема.

ЛИХАЧЕВА: Знаете, я не специалист по этому вопросу и я, честно говоря, никогда не сталкивалась, но сейчас я нахожусь в том периоде, когда через какое-то время я захочу что-то такое построить. Причем, наверно, уже очень скоро и где-нибудь недалеко от Москвы. То есть, скоро передо мной встанет эта проблема выбора. Где построить, мы разберемся, а вот из чего – это важный такой момент. Когда мне говорят про брус или про деревянный дом любой, неважно, какая там технология, первое, что у меня возникает: если летний дачный домик – да, а так холодно в нем. И с этим я ничего поделать не могу. Мне до сих пор кажется, что самый умный из всех вот этих поросят исключительно тот, который из кирпича построил.

ДУБОВЕНКО: Это достаточно типичное заблуждение и сейчас мы попробуем его развеять. Дело в том, что кирпич и прочие каменные материалы, они более теплопроводные, чем дерево, на самом деле. Из цельного кирпича, только из кирпича в наше время дома уже не строятся. Дома строятся из кирпича с утеплением. То есть, в любом случае очень дорого строить стену толщиной в пять кирпичей, сейчас идет время экономии и высоких технологий, поэтому делается фасад из кирпича, внешняя стена, которая, в первую очередь, имеет роль ограждающей конструкции. Кирпич как теплоизолятор плохой материал, и поэтому дом из дерева теплее при той же толщине, конечно же. Но современные дома, как мы уже упомянули, делаются с утеплением. Вот как раз клееный брус, это некий компромисс – с одной стороны достаточно теплый материал, в России недорогой, то есть его можно использовать без утепления и при текущих ценах, он занимает некую оптимальную нишу.

ЛИХАЧЕВА: Если мы говорим про цены, насколько просто брус дороже, чем клееный брус? Я бы наверно купила не клееный, а такой, целиковый…

ДУБОВЕНКО: Сам брус, как материал, на самом деле, существенно дешевле, чем клееный брус, приблизительно раза в три. Если вы видели дома из бруса, через какое-то время, допустим, через год, они обязательно требуют отделки, причем, как снаружи, так и изнутри, потому что достаточно массивная древесина обязательно дает серьезные трещины, и поэтому, на круг, что называется, клееный брус выходит дешевле. Кстати, эта одна из причин, почему он непопулярен в наше время, потому что наши потенциальные заказчики не умеют считать всю стоимость дома…

ЛИХАЧЕВА: У нас нет привычки долгосрочного планирования вообще…

ДУБОВЕНКО: Да-да.

ЛИХАЧЕВА: …Начиная от планирования семейного бюджета и заканчивая действительно постройкой дома и понимания того, во что это потом все выльется. Экономя на первоначальном этапе.

ДУБОВЕНКО: Да. И эксплуатационные расходы, конечно же, ниже в клееном брусе, за счет того, что массивное дерево усаживается и возникают проблемы с окнами, дверьми; клееный брус полностью лишен этих недостатков.

ЛИХАЧЕВА: Знаете, меня и вас тоже должны смущать те самые цифры, которые вы озвучили вначале, то есть о том, что дойдем до 25%, а потом все-таки каркасные технологии победят. Причем, и на нашем огромном российском пространстве тоже доля, может быть, даже начнет снижаться. Вот это что означает? Будете стремиться вот к этим 25%, потом будете готовы к тому, что будет снижаться или уже подбираетесь к каркасным технологиям? Какова ваша стратегия, как руководителя этой компании?

ДУБОВЕНКО: Ну, пока нам хватит, что называется, клееного бруса, 25% в масштабах нашей большой страны – это очень много, так что тут пока все в порядке. Действительно, допустим, в Финляндии, клееный брус, он перешел в область элитного домостроения.

ЛИХАЧЕВА: По сравнению с каркасным?

ДУБОВЕНКО: По сравнению с каркасным, конечно. То есть, массовое домостроение каркасное. Есть несколько известных финских компаний, которые на слуху, они делают достаточно толстые стены для нужной теплоизоляции и эти дома у них элитные, у нас же клееный брус представлен, в том числе, и в эконом-классе, и поэтому он настолько массовый. Не может быть 25% элитного класса.

ЛИХАЧЕВА: Слушайте, а вы сами как думаете, возможно, ли победить вот это стереотипное, может быть, где-то основанное на каких-то разумных вещах, такое ощущение наших потребителей, что это все-таки не для России? Нам бы что-нибудь такое поосновательней – уж если дом, так крепость обязательно должна быть. То есть, это нужно как-то продвигать, пропагандировать, оно само по себе не сдвинется. По вашим ощущениям, что надо с этим делать?

ДУБОВЕНКО: По моим ощущениям, это обязательно сдвинется. Почему? Потому что экономическая составляющая, она обязательно рано или поздно…

ЛИХАЧЕВА: Победит.

ДУБОВЕНКО: Победит, да. Вот пример, вы помните, был автомобиль "Победа", там очень толстое железо, не помню, миллиметра 3-4, тем не менее, все современные автомобили, они делаются из тонкого металла и, в принципе, ездить хуже от этого они не стали. Примерно похожий есть стереотип, что дом должен быть крепостью, в него должен врезаться "КАМАЗ" и он должен выдерживать такой удар, а "КАМАЗ" должен рассыпаться от этого удара. Рано или поздно, когда будет еще и цена играть свою роль, то обязательно технологии победят. Кроме того, я хотел заметить, что рынок постепенно смещается в сторону безразличия к технологиям.

ЛИХАЧЕВА: Что вы имеете в виду?

ДУБОВЕНКО: Если покупать квартиру, допустим, мало кто спрашивает, какая в этом доме марка бетона, какая арматура, какая кровля…

ЛИХАЧЕВА: А между тем, там может быть какая-то мерзкая стекловата, от которой потом вся семья будет чихать несколько дней.

ДУБОВЕНКО: Это вы уже совсем в крайность, но в целом, человек, покупая квартиру, смотрит на то, где он ее покупает, за сколько покупает, удобно ли ему расположение комнат, есть ли лифт, и так далее.

ЛИХАЧЕВА: Это что касается квартир; с домами, мне кажется, ситуация обратная.

ДУБОВЕНКО: С домами ситуация пока обратная, но в принципе, рынок идет к тому, что будут продаваться готовые дома, в полной комплектации с отделкой, с мебелью и если эксплуатационное качество дома находится на нужном уровне, то, на самом деле, не так важно из чего он построен.

ЛИХАЧЕВА: Знаете, вот если сейчас применить ту аналогию, которую вы применили с машинами, то я бы хотела ее продолжить: представьте, при прочих равных, есть российские производители, которые делают по определенной технологии машины, скажем, и приходят западные игроки, с репутацией, с технологиями, которым, может быть, гораздо больше лет, и они себя зарекомендовали. У нашего человека в голове все равно щелкает: иностранец, 200 лет, значит, все-таки, лучше. Я думаю, что и сейчас у вас достаточно конкурентов, то есть компаний, которые строят из того же клееного бруса или, может быть, по каким-то другим технологиям строят, а со временем, их будет больше, потому что они тоже не дураки, понимают, что если здесь увеличивается доля, как вы сказали, и она дойдет до 25% и рынок смещается к безразличию технологий, то они будут здесь тут как тут, а часть из них уже здесь. Вот вы с ними как?

ДУБОВЕНКО: Иностранцы уже давно здесь, более того, они здесь раньше нас, потому что они занимаются этим 20 лет. Российским технологиям клееного бруса порядка 10 лет. Но нам в каком-то смысле повезло: дома – это достаточно, скажем, дешевая вещь на единицу массы, поэтому достаточно серьезная логистическая составляющая. И очень тяжело возить дома из-за границы, из клееного бруса, в том числе, поэтому здесь мы имеем определенное преимущество.

ЛИХАЧЕВА: Подождите, а вы их прямо готовыми возите или они все-таки состоят из частей?

ДУБОВЕНКО: Этот дом можно сравнить с конструктором "Lego", и мы везем эти штучки, из которых собирается дом, кубики такие.

ЛИХАЧЕВА: Понятно.

ДУБОВЕНКО: Поэтому, конкуренцию с иностранцами, конечно, чувствуем, ощущаем, потому что у них действительно технологии достаточно серьезные, но мы тоже не пытались изобрести свою технологию, все оборудование у нас тоже импортное и все технологии оттуда. Действительно, им тяжело конкурировать в плане логистики, плюс, не забывайте, что весь лес уже и в Финляндии, в том числе, давно наш, соответственно лес, который едет туда, там перерабатывается, потом едет обратно, имеет соответственную цену, которая получается достаточно высокой.

ЛИХАЧЕВА: А сколько сейчас российских игроков, ваших основных конкурентов?

ДУБОВЕНКО: Мощных игроков не так много – в России их порядка пяти, но вообще, компаний сто, которые занимаются подобным производством.

ЛИХАЧЕВА: Хорошо, а российские производители домов на этом рынке какую долю занимают? Какую иностранцы, какую мы?

ДУБОВЕНКО: Иностранцы работают только в элитном сегменте, они в массовом вообще не работают.

ЛИХАЧЕВА: Им невыгодно, да?

ДУБОВЕНКО: Да, даже средняя стоимость иностранного дома это около миллиона долларов – это уже элитные дома, а у нас, мы работаем в сегменте 50-100 тысяч долларов.

ЛИХАЧЕВА: Даже так? Так вы все-таки не сказали, практически никто из иностранцев не работает в массовом сегменте, то есть практически все 100% это наши, если говорить о массовом сегменте.

ДУБОВЕНКО: Да.

ЛИХАЧЕВА: Хорошо, спасибо за исчерпывающий ответ. Мы сейчас прервемся буквально на одну минуту. Я еще раз представлю нашего гостя: у нас сегодня в гостях человек, который уже сделал несколько сотен или несколько тысяч домов. Сколько?

ДУБОВЕНКО: Больше тысячи домов.

ЛИХАЧЕВА: Больше тысячи домов из клееного бруса и продолжает их делать. Основатель и совладелец компании под названием "Good Wood" сегодня в программе "Они сделали это!".

Позвонить
Заказать
обратный
звонок