30/04

"Выходной Петербург". Крымское очень сладкое

Малый и средний бизнес активно осваивает Крым. На полуостров уже пришли: сеть аптек "А5", автодилер "Фаворит моторс", магазины электроинструмента "220 вольт", а холдинг Good Wood собирается вложить $20 млн на строительство коттеджей в регионе.


"Билетов нет на 2 недели вперед. Ни из Петербурга, ни из Москвы, ни с любыми пересадками! Ценник на недвижимость полез вверх! На переправу огромная очередь из машин — и ночью, и днем! Ажиотаж!" — почти в истерике вещал неделю назад один из петербургских предпринимателей. Это он, конечно, про Крым. "ДП" решил изучить, как местные компании осваивают новую территорию.

Свой первый ресторан в Крыму Михаил Орлов откроет со дня на день. А всего несколько недель назад он гулял по ялтинской набережной вместе с Сергеем Бугаевым (Африкой) — тем самым знаменитым мальчиком Банананом из фильма "Асса", где Сергей Говорухин играл мафиози, а Виктор Цой в финале пел: "Перемен, мы ждем перемен!"

"До этого я уже был в Крыму — в "Артеке", когда мне было 10 лет. А тут такие новости, у меня взыграли патриотические чувства, я стал спрашивать людей: как там дела? Мне сказали: замечательно, но жрать негде вообще. Я позвонил Африке: ну как, полетим? Он ответил: я вообще–то вчера прилетел, но с тобой с удовольствием", — вспоминает историю своей первой крымской бизнес–экспедиции Михаил Орлов.

Итоги его обнадежили. "Вообще–то я еще месяц назад собирался открывать бар в Нью–Йорке, но, когда своими глазами увидел, что весь Манхэттен завешан объявлениями "Аренда", от этой мысли отказался. В Ялте таких объявлений нет вообще. Помещение нашли просто чудом", — доволен Михаил.

Его первый ресторан будет недалеко от гостиницы, в которой в начале "Ассы" герой Бугаева–Африки пел "Здравствуй, мальчик Бананан", и фуникулера, во время поездки на котором звучало "Под небом голубым есть город золотой".

Кроме ресторана Орлов собирается открыть кафе и spа, а далее, что называется, везде.

Точно так же, как и он, на запах новых возможностей в Крым ринулась масса предпринимателей.

"Скажем сразу, что пересечение границы далось нелегко, но, как говорят, дорогу осилит идущий.… Проезжаем Темрюк и приближаемся к границе, перед Керченским проливом, — так начинался блог–отчет о первой поездке сотрудников "Самсона", компании — поставщика канцелярских товаров. Еще в конце марта они совершили недельный тур по всему новому региону. "Прихожу на работу, открываю почту. Вижу письмо директора: нужно срочно собираться. Я сначала подумал, что это шутка. Но уже ночью выехали", — говорит директор по маркетингу "Самсона" Илья Конюхов.

При этом 21 марта на керченской переправе еще стояли пограничники. "Границу пересечь было довольно непросто: долго проверяли документы и задавали вопросы, кто мы и с какой целью прибыли на полуостров, досматривали машину", — писали сотрудники компании в корпоративном блоге.

За рынком Крыма уже 4 года наблюдает медиаменеджер Станислав Пархоменко. За это время он успел осуществить в Крыму несколько информационных проектов. Теперь он с партнерами присматривается к покупке местной радиостанции. Важнейшее конкурентное преимущество — у нее есть отдельный передатчик ("Он прямо на горе Ай–Петри стоит, на весь Крым вещает"), при покупке не нужно будет участвовать в тендерах на частоту и получать заново лицензию на вещание. В проект они намерены вложить $200 тыс.

Зарабатывать в Крыму сейчас пытаются все и чем только можно. "У меня знакомые приехали в Ялту, открыли там фотосалон. Знали, что будет спрос на фото из–за замены документов. Фотография у них стоит 40 гривен, заработали за неделю почти 2,5 млн рублей. Так эти ребята обзвонили всех знакомых фотографов: приезжайте, мы поставим вам фотобудку, будете круглые сутки фотографировать людей", — рассказывает Станислав.

Индикатором развития (вернее, неразвитости) рынка для него являются банковские карточки: "Во всей Ялте было, наверное, только заведений пять, где ими можно было расплатиться. Представляете, ялтинский порт. Туда приходит целый лайнер с иностранцами, они выходят на набережную, а там нигде карточки не принимают. И они стоят полдня в очередях, чтобы поменять евро на гривны".

За прибылью

В Крым подтягивается и компании побольше: сеть аптек "А5", автодилер "Фаворит моторс", магазины электроинструмента "220 вольт" и т. д.

"Пока рынок невелик, Но, скорее всего, он в ближайшее время сильно изменится из–за масштабной стройки", — уверен член совета директоров "220 вольт" Леонид Довладегян.

Инвестиционно–строительный холдинг Good Wood, например, в строительство коттеджей и коттеджных поселков в Крыму намерен вложить $20 млн.

"К Черноморскому побережью в Крыму мы присматривались уже давно, но строить в другом государстве опасались, — рассказывает управляющий партнер Good Wood Александр Дубовенко. — Мы не так хорошо знали тонкости законодательства, украинские законы, и это как–то смущало. Плюс всегда существуют валютные риски, таможенные барьеры".

В Крым от компании на разведку отправилась делегация. "Они смотрели состояние домостроительных компаний, приходили к ним в качестве "тайных клиентов", оценивали их работу, цены, ездили по коттеджным поселкам, общались с продавцами, нашли первую площадку под наш офис, — рассказывает Александр. — Там не сильно развито деревянное домостроение. Плюс там много курортной недвижимости, но очень мало классической коттеджной застройки, поселков. При этом качество строительства в регионе было низким — все эконом, эконом, эконом. Мы были разочарованы: качественной недвижимости очень мало".

Вслед за сферой услуг и ретейлом в Крым идут и интернет–компании. В российском Фонде развития интернет–инициатив хотят открыть здесь заочный акселератор стартапов.

"Мы поехали в Крым и увидели, что там есть команды, которые делают проекты, и с ними никто не работал. Там не было инвесторов, там не было мероприятий. Вдобавок украинские и западные компании там закрываются, на рынке остается большое количество специалистов", — считает Дмитрий Калаев, директор акселерационных и образовательных программ Фонда развития интернет–инициатив.

Создатели коворкинг–пространств тоже хотят не отстать от других.

"Сначала мы просто стали смотреть, можно ли в регионе найти небольшой офис. При этом мы думали, что среда потребителей подобных услуг там не сформирована, казалось, что Крым — это только курорт, что там предприниматели не сидят в офисах, а постоянно находятся на рынках, пляжах и лавочках, — рассказывает Андрей Компанеец, совладелец московской компании "Коворкинг под крышей". — Нам приятно, что мы ошиблись. Оказалось, что Крым — это большой рынок фрилансеров. Мы поговорили с местными специалистами рынка IT. После этого стало понятно, что уже сейчас можно собрать человек тридцать. Для первого месяца работы коворкинга это хороший показатель".

По прогнозам Андрея, в Крыму будет также возрастать активность тех, кто ищет для себя небольшой офис: риелторы, бухгалтеры, юристы, небольшие ИП. Офисов для них там пока очень мало. "В Симферополе есть только один бизнес–центр класса B. И все", — говорит он. Сам Андрей присмотрел недостроенный бизнес–центр неподалеку от Алушты.

На предварительном договоре

У привлекательности крымского рынка есть и обратные стороны, которые пока тормозят приход российского бизнеса. Чаще всего бизнесмены называли основной проблемой сложности при покупке недвижимости. Незадолго до референдума украинские власти закрыли доступ к реестрам недвижимости. Власти обещают их восстановить, но сроки называются разные. Риелторы в Крыму нашли временное решение — они заключают с клиентами предварительные договоры, а потом, когда заработает реестр, в него внесут все данные.

Идти на подписание таких бумаг в компании Good Wood не хотят. "А если собственник в Крыму будет судиться по поводу своего участка и подаст иск в Гаагский суд? И тут может возникнуть момент, что суд скажет: а почему это Россия имеет право признавать права собственности на крымскую недвижимость? Мы это не признаем, — обеспокоен Александр Дубовенко. — Нас интересует, чтобы в Крыму заработало право собственности. Более того, если Европейский союз и мир не будет признавать права собственности в Крыму, для нас это будет дополнительным рисками. В нашем понимании весь мир, все вокруг — глобализовано, и, если сделки с недвижимостью в Крыму не будут признаваться, мы тоже там работать не будем".

Проблемы с реестром приводят к тому, что рынок недвижимости в Крыму чрезвычайно закрыт.

Михаилу Орлову, например, пришлось самостоятельно обойти все возможные места, где можно было бы открыть ресторан. "Увидел красивое место. Спросил у местных, можно ли его взять в аренду, мне сказали: скорее всего, нет. А потом я уже через знакомых узнал, что гипотетически можно договориться, и меня свели с хозяйкой. Уже буквально перед отлетом в Петербург", — говорит он.

Метод Бендера

Вторая насущная проблема — отсутствие в Крыму необходимого количества банков. Украинские банки с рынка уходят, а новые, российские, еще не открылись. "Деньги невозможно перевести, всю оплату приходится проводить наличкой", — рассказывает Михаил Орлов. По его словам, единственный выход — это ездить в Крым со своими деньгами: "Здесь все ходят с чемоданами денег".

"Да. Здесь безналичные платежи мало распространены и приняты только у компаний, обслуживающих корпоративных клиентов, — подтверждает Илья Конюхов. — Из–за этого появляются черные схемы работы, черная наличность. Существует рынок контрабанды, который распространяется на весь регион. Об этом говорил чуть ли не каждый клиент".

Остаются пока еще не решенными и вопросы по поводу налогов, недвижимости, оформления сделок.

"Все переговоры мы будем вести только после того, как все будет урегулировано в соответствии с российским законодательством. Мы ничего не потеряем, ничего не случится. Знаете, есть что–то такое от Остапа Бендера, когда ты бросаешься на рынок, на котором еще мало чего понятно", — шутит Андрей Компанеец.

Однако самая крупная проблема, которую пока не удалось решить всем предпринимателям, — как добраться на полуостров. Бывает, что билетов не найти ни за какие деньги, но в целом ситуация улучшается: в ближайшие дни можно улететь за 20–70 тыс. рублей, а если поездку можно отложить, то всего за 3,7 тыс. рублей, правда, из Москвы.

Самое узкое место в крымской логистике — Керченский пролив. "Через него в марте ходило два или три парома в день. На один корабль влезает порядка 20 легковых автомобилей или четыре грузовых. Когда мы туда ехали, то простояли в очереди 6 часов. Обратно — 12. И другого пути не будет", — говорит Илья Конюхов.

Михаил Орлов от проблем с логистикой полностью избавился. Он намерен почти на 100% построить меню ресторана на блюдах из локальных продуктов. "Сегодня это бегало, прыгало, плавало, а вечером — уже на сковородке. Рыбаки привозят обалденную совершенно рыбу: камбала, барабулька, форель — все идеального качества", — рассказывает он.

Несмотря на массу трудностей, предприниматели полны радужных надежд. Через слово звучит: "второй Сочи", "Путин отправит людей по профсоюзным путевкам", "государственные вливания".

Михаил Орлов надеется, что выручка его ресторана будет достигать $1 млн в месяц — эту планку покоряют лишь считанные точки общепита в Москве и Петербурге. "Да я и сам собираюсь перебраться в Крым. По крайней мере на лето. Почему нет? Природа ни в чем не уступает югу Франции: скалы, бамбук, сосны, воздух. И старые троллейбусы, как в фильме "Берегись автомобиля". Как будто ты переносишься на 30 лет назад", — говорит он.

Деловой Петербург

Григорий Набережнов

Полный текст этой статьи опубликован в газете «Деловой Петербург» № 72 (4041) от 30.04.2014