28/10

Идея дачи уже отмирает

Почему загородные дома не подорожали в кризис, как застройщики справляются с экономическими трудностями и что ждет девелоперский рынок в отдаленной перспективе, в интервью РБК рассказал Александр Дубовенко, управляющий партнер корпорации GOODWOOD

— Александр, расскажите, пожалуйста, как вы оцениваете текущую ситуацию на девелоперском рынке и чего ждете в ближайшем будущем? — Мы считаем, что реальные инвестиции в расширение чего-либо — производственных мощностей, строительных заводов — сократятся в ближайшее время как минимум в десять раз. Потому что инвестиции всегда делаются под будущий рост и нет смысла вкладывать, если роста не планируется. Но текущее строительство, если считать квадратные метры, сократится меньше, чем на 30%. Я ожидаю, что это будет примерно 10—15%.

— Это касается сегмента малоэтажного строительства, в котором вы работаете?

— Здесь ситуация несколько иная. Самый сложный период в малоэтажном строительстве – я говорю в основном про Московскую область, это как минимум 50% рынка России — был в 2008 году. И после этого принципиально ничего не поменялось. Все сейчас продается очень близко к себестоимости, в этом смысле рынок не оправился еще от кризиса 2008 года. Что касается продаж, то в декабре 2014 года у нас был рекорд. Все старались вложить рубли. В этом же году идет спад относительно прошлого года. Но если не включать декабрь, то спад у нас примерно оценивается в 15—17%. На рынке, по моим ощущениям, в среднем спад примерно такой же. Но у меня есть подозрение, что в сентябре все восстановится. Курс валют достиг локального пика, а так как цены у нас зафиксированы в рублях, есть все предпосылки к тому, что сентябре опять будет рост продаж.

Все сейчас продается очень близко к себестоимости, в этом смысле рынок не оправился еще от кризиса 2008 года. Что касается продаж, то в декабре 2014 года у нас был рекорд. Все старались вложить рубли. В этом же году идет спад относительно прошлого года

— И как давно вы зафиксировали цены в рублях?

— С 2011 года цены на все наши продукты не меняются.

— Как вам это удалось?

— Мы понимаем, что в кризис порой лучше посидеть без большой прибыли, но сохранить обороты, рабочие места, отношения с партнерами. Конечно, сейчас всем хуже. Строителям — потому что меньше работы. Нашим сотрудникам — потому что зарплата не увеличивается. Есть, конечно, еще импортная составляющая. Но сейчас поставщики ради поддержания спроса стараются уменьшить свою маржу, чтобы сохранить рублевые цены. Например, один из поставщиков оконного профиля принял в свое время решение, что сохранит цены, если евро не будет стоить более 65 рублей. Или, например, от 5 до 10% наших затрат составляет логистика. Так как цены на топливо за год, к счастью, не сильно выросли, транспортные компании пока терпят — взяли дополнительные расходы на себя.

— Но вы ведь не только привлекаете внешние компании, но и содержите собственный автопарк.

— Да, у нас 18 своих машин, и мы их загружаем по полной программе. А все, что сверх — за счет внешних компаний. Идеальная схема. Если бы мы пользовались только своим автопарком, у нас бы часть машин время от времени простаивала, а это очень невыгодно. При этом мы стараемся приобретать только новые автомобили и только лучших брендов — тут чисто экономический вопрос: важно, чтобы транспорт не ломался и тоже, соответственно, не простаивал. У нас есть модели Volkswagen, Mercedes-Benz, активно используем Ford Transit российской сборки. Вероятность того, что сломается МАЗ или «Газель», выше, чем того, что сломается Mercedes или Ford. Это не теория, это проверено нами на практике. МАЗ одну из пяти поездок просто не выполняет. И начинаются проблемы. Но в любом случае мы стараемся менять машину, когда она проходит от 200 до 300 тысяч километров.

Идея дачи сейчас отмирает. У людей, которые по-прежнему любят дачи, в основном нет денег. А те, у кого есть деньги на приобретение недвижимости, скорее рассматривают возможность проживания за городом постоянно

— И какие финансовые инструменты вы используете при управлении автопарком?

— В основном лизинг. Так нам удобно считать. Если мы не нанимаем транспортную компанию, деньги на перевозки мы перенаправляем на оплату лизинга и работы водителей. А если сразу покупать — это значит отдать в один момент 30 миллионов рублей, например, на две грузовые машины. Тяжело. По той же причине мы не платим за страховку автомобиля. Мы в состоянии оплатить ремонт автомобиля в случае ДТП. То есть мы фактически создали свою маленькую страховую компанию. Нас это устраивает, нам это выгодно.

— Александр, какие направления в сфере малоэтажного строительства вы считаете наиболее перспективными сейчас, а какие, напротив, становятся менее интересными для клиентов?

— Идея дачи сейчас отмирает. У людей, которые по-прежнему любят дачи, в основном нет денег. А те, у кого есть деньги на приобретение недвижимости, скорее рассматривают возможность проживания за городом постоянно.

Либо, если уж очень хочется иногда пожить в лесу, вдали от города, они будут снимать жилье. Вся загородная недвижимость, что находится дальше пятидесяти километров от Москвы, пользуется теперь намного меньшим спросом, не считая таких мест, как, например, Завидово, престижное само по себе. Также снижается спрос на большие индивидуальные дома. Но тут дело не только в кризисе. Произошло созревание рынка — люди хотят брать понятные проекты, побыстрее и подешевле. Раньше человек мучился, полгода изобретал дом площадью двести с лишним квадратных метров, который подходит только ему…. А в какой-то момент к клиентам пришло понимание, что нет понятия «только нам подходит». Есть «хорошо» и есть «плохо». И поэтому люди склоняются к типовым проектам: вместо двухсот квадратных метров «под себя» они отдают предпочтение типовым проектам площадью триста квадратных метров за те же деньги. А наибольшим спросом пользуются флэтхаусы, квартиры в двухквартирных домах недалеко от МКАД. Кроме того, клиентов интересуют загородные поселки для постоянного проживания в красивых местах в пределах Первого бетонного кольца. Эти два продукта действительно пользуются хорошим, стабильным спросом, который не упал даже сейчас.

— А как вы оцениваете перспективы малоэтажного строительства в России в отдаленной перспективе?

— Я думаю, что оно будет становиться все более популярным, однако это не касается индивидуального строительства. Рано или поздно мы придем к европейской концепции, которая исключает самострой, — когда дома, дачи разрешено строить только по одобренным профессиональным проектам. Если в России появится такое законодательство, спрос на наши услуги, конечно, многократно возрастет.

(c) http://fordtransit.rbc.ru/article/ideya-dachi-uzhe-otmiraet/?utm_source=top&utm_medium=join&utm_campaign=dacha

Позвонить
Заказать
обратный
звонок