22/12

Александр Дубовенко: «Главное – это качество, прозрачность и ответственность перед клиентом»

Бизнес Александра Дубовенко начался со строительства собственного дома. В процессе возведения подрядчик начал повышать цену на клееный брус, мотивируя это дефицитом и дороговизной материала, а у товарища оказалась информация о заводе по производству клееного бруса, страдающего от трудностей со сбытом продукции. Александр Дубовенко увидел в этой ситуации деловые возможности.

 

Название вашей компании давно прочно ассоциируется с клееным брусом. Это сознательное самоограничение сферы деятельности или на других направлениях вам на рынке неуютно?

Главное направление деятельности компании – это оказание строительных услуг. Если на первом этапе мы говорили о домах из клееного бруса, то сейчас мы от этого термина отходим и говорим просто о качественных деревянных домах. Это направление занимает примерно 70% объема наших работ.

Конкуренция здесь огромная. Но мы фокусируемся на том, чтобы предоставить отдельному клиенту весь спектр услуг, мы несем ответственность за деревянный дом от начала и до конца. Сейчас многие копируют эту стратегию, но мы оказались первыми в этом сегменте. Ранее все подобные компании приходили на строительный рынок из рынка деревообработки. Перед ними стояла задача продать деревянную коробку, они могли подыскать бригаду, которая коробку возведет на месте; а клиент уже должен был самостоятельно озаботиться фундаментом, кровлей, инженерно-техническими системами, электричеством и всем остальным.

Но дом – сложная вещь. Как автомобиль. Если кузов делает один производитель, двигатель – другой, а шасси – третий, то дальше получится все, как в монологе Аркадия Райкина о костюме: конкретно к пуговицам претензий нет. Если, конечно, это не автомобиль «Формулы-1», но у команды F-1 есть собственные инженеры, специалисты, которые заказывают отдельные составляющие по собственным спецификациям, чтобы создать уникальный продукт. Но разве обычный человек, желающий просто построить деревянный дом, должен быть в одном лице командой таких суперспециалистов? Нет, он зарабатывает деньги в другой области и желает обменять накопленные средства на дом. И желательно доверить средства такой компании, чтобы не нужно было тратить время и силы на перепроверку смет, расчетов.

Поэтому мы пошли на интересный шаг: уже целый год на нашем сайте размещаются все отзывы о нашей компании в автоматическом режиме и сразу попадают в свободный доступ. Это отсканированные анкеты клиентов, которые те заполняют по итогам работы с компанией – что устраивает, что не устраивает. В том числе в анкете есть самый важный вопрос: соответствует ли цена, которую вы заплатили, той, которую вам обещали изначально? Слишком часто на рынке бывают ситуации, когда при подписании договора клиенту обещают одну цену, а потом она начинает расти и расти.

В результате любое замечание клиента о любом допущенном браке, огрехах строительства, ценообразования сразу становится достоянием общественности. Мы ничего не скрываем.

К вам чаще приходят за основным жильем или за вторым?

В основном мы делим клиентов на две другие категории: те, у кого есть земельный участок и они хотят построить там дом, и те, кто желает участок с подрядом.

Возможно, в будущем вторая категория станет основной. Поэтому мы стали строить собственные коттеджные поселки, но пока я не готов точно определить будущий вектор развития стратегии компании. Когда экономическая ситуация стабильна или на подъеме – кажется, что лучше все делать самим. Когда рынок падает – лучше делить риски, работать на генподряде.

Вообще, мы начинали с «дальних дач». Работали на отдалении от Москвы в 100 км. И наш продукт, в том числе дорогие дома, покупался. После кризиса это стало менее актуально с падением цен: если участок стоит 500 000 руб., то предусматривать на нем обязательные дома от 3 млн руб. трудно. Легче просто участки распродать. Поэтому мы пошли в более ближнее Подмосковье.

Там вас ждал успех?

Неожиданный и очень мощный. Мы стали строить деревянные дуплексы, которые поначалу мало кого интересовали, а потом вдруг стали идти нарасхват. Причины пока анализируем. Видимо, сыграло роль, что это фактически квартиры рядом с Москвой, но в отличие от бетонной коробки – не требующие внутренней отделки. Дерево красиво само по себе.

Какие главные недостатки деревянных домов?

Их два. Главный – слышимость. Шаги, голоса, многие звуки сильнее разносятся по дому. Второй – пожароопасность. Хотя мы стараемся пропитывать древесину специальными огнеупорными составами, клиенты их иногда боятся. Видимо, генетическая память о пожаре Москвы в 1812 г. сказывается.

А вообще много покупателей предпочитают деревянные дома?

Примерно после 2011 г. доля деревянных домов в малоэтажном домостроении перевалила за половину. Внутри этой половины доля клееного бруса составляет около 20%, 18% - если быть точным. Но по опыту Европы, Финляндии мы предполагаем, что постепенно доля клееного бруса будет падать. Там очень высокие требования по энергосбережению, поэтому им соответствуют только достаточно толстые стены, не менее 270 мм. А такие дома довольно дорогие. Поэтому в основном там используются каркасные дома. А клееный брус относится уже к нише дорогих, элитных домов. У нас пока цена каркасных домов и домов из клееного бруса примерно одинаковая. Но у нас и толщина стен примерно в диапазоне 150-200 мм.

Как вы относитесь к смешанным технологиям строительства? Например, первый этаж – кирпич, а второй – дерево. У вас лично какое жилье? Из клееного бруса?

Да, я живу уже лет семь в деревянном доме. Но собираюсь строить еще один дом. Возможно, он будет именно таким. Это хорошая технология – каменная основа для гостиной, кухни и т. д., а второй этаж – жилой – деревянный, более экологичный, «дышащий». Эта тема, например, очень популярна в Австрии, особенно в горных районах, они это называют «шале».

По географии работы вы из дальнего Подмосковья перебрались в ближнее. В центре города не пытались строить? Или в других регионах?

Мы начали развивать бизнес в Нижнем Новгороде. Рынок там по сравнению с Московской областью достаточно маленький (около 15%), но наш приход был вполне успешен. Следующий регион по плану – Екатеринбург. Но все-таки: построить еще один поселок в Московской области по оборотам и прибыльности – это больше, чем вся наша активность в Нижегородской области. Поэтому пока мы колеблемся, где концентрировать усилия.

У нас создана система строительства. Благодаря ей мы сейчас одновременно строим 400 домов в Подмосковье. Это требует очень высокой координации действий – распределения заказов на производство изделий, куда посылать бригаду по возведению фундамента, а куда – сборщиков «коробки», организации логистики и т.д. Переносить эту систему в регионы трудно.

Каковы общие тенденции рынка? Будет ли развиваться спрос на малоэтажное строительство?

На мой взгляд, мы только недавно начали выходить из кризиса. Мы ждали этого немного раньше – цены на нефть вернулись быстро на прежний уровень, официально низкая инфляция (6-7%) при довольно щедрых процентах по депозитам (10%). Но это было искусственное сдерживание перед выборами. Сейчас причин для сдерживания инфляции нет. Это провоцирует некоторых людей вкладываться в недвижимость – ее стоимость опять растет, хотя небольшими темпами. Сейчас вообще ситуация интересная: цены вроде остались прежними, а инфляция есть, ценность валют – и рубля, и доллара, и евро – уменьшается. Поэтому реально цены просели.

Главная проблема, которая мешает развитию рынка малоэтажного строительства (а примерно половина этого рынка России сейчас – это Московская область), – транспортная. Невозможно стало работать в Москве и жить за городом. Либо ты вынужден покупать жилье в каком-то очень дорогом месте, либо добираться до работы будешь два-три часа. Проблема дорог понимается на всех уровнях. Но когда и как она будет решаться – непонятно.

Проблема запущена. Она дискредитировала всю идею малоэтажного строительства. Даже в какой-то мере идею «дальних дач». Потому что если до такой дачи нужно ехать на машине шесть часов, то у человека возникает резонная мысль: может, лучше такую дачу в Испании купить? Или в Болгарии? Добираться по времени почти столько же, а опасностей вандализма, хулиганства и поджогов нет. Дом стоит столько же, еда дешевле, да еще и море есть.

Хорошей новостью стало объявление массового строительства метро с выносом многих веток за МКАД. Она несколько оживила покупателей малоэтажных домов, которые увидели в этом перспективы для нормальной жизни в пригороде.

Вторая сторона этой же проблемы – дикая централизация всей социальной инфраструктуры. Например, в Италии около Милана есть много маленьких городков. Если человек там живет, он может в Милане побывать раз в год, чтобы посетить Ла Скала. Вся остальная точно такая же инфраструктура есть в маленьких городах. Отличного качества бары и рестораны, школы и кино, автосервисы и отделения банков, магазины и офисы. Поэтому если все же удастся вынести в Большую Москву часть госаппарата, то это будет огромным достижением.

Мне кажется, если бы государство вложило деньги в создание инфраструктуры – в хорошие дороги, в электрические и газовые сети, то все само дальше начало бы развиваться вокруг этих новых центров притяжения. У нас есть уникальная железная дорога между Европой и Азией. Нужно вложить в нее дополнительные средства, сделать ее идеальной, тогда она станет источником огромных доходов. А она сейчас колоссально перегружена, по ней средняя скорость 40 км/час. В результате грузы по морю доставлять оказывается быстрее, чем по железной дороге. У которой загрузка 100%, очередь на перевозки чуть не на годы вперед, вагонов нет, и их никто не выпускает. Посмотрите: вот Китай, который все товары производит. Вот Европа, которая все их потребляет. Вот мы между ними. И не можем этим воспользоваться.

Еще одна проблема. У нас очень дешевый газ. Но его дешевизна оборачивается исключительной дороговизной стоимости подключения. Расскажу на собственном примере: у меня дом 260 кв. м. В самый холодный месяц, даже с приоткрытыми форточками для свежего воздуха я плачу за газовое отопление не более 450 руб. в месяц. Хотя частично отапливаю улицу, потому что мне дают дешевый газ. Но подключение мне обошлось в 500 000 руб. и почти три года мучений. А нужно наоборот: снизить стоимость подключения, сделать ее доступной для всех. Зато повысить цены на газ в три раза и заставить меня и других экономить тепло, пользоваться энергосберегающими технологиями, которые сейчас оказываются никому не нужны, несмотря на призывы с высоких трибун. А зачем нужны дорогие энергосберегающие технологии, если есть дешевый газ?

Сравним: раньше поставить телефон в квартиру стоило $2000 (причем тех долларов!). А сейчас у всех есть мобильные телефоны, и городской оказывается практически не нужен. У тебя и так может быть хоть десять, хоть сто номеров. Только плати за связь. А связь, кстати, не очень дешевая – можно наговорить на кругленькую сумму. Такой же принцип должен быть и в отношении газа, электричества.

Читать оригинальный вариант: IRN.RU

21 декабря 2012

IRN.RU 

IRN.RU в гостях у директора по развитию компании «ГУД ВУД»

logo irn