27/05

Нам очень приятно слышать "малоэтажное строительство"

27 Мая, 2009
Информационный портал Woodenlife.ru

Московская компания "ГУД ВУД" имеет на рынке деревянного домостроения Центрального региона репутацию новатора. Компания регулярно совершенствует свое производство, широко сотрудничаете как с частными лицами, так и с девелоперскими компаниями. О сложившейся в настоящий момент кризисной ситуации на рынке, о планах своей компании в интервью корреспонденту Woodenlife.ru рассказал директор по развитию "ГУД ВУД" Александр Дубовенко.

 

Полная информация на сайте www.woodenlife.ru

Московская компания "ГУД ВУД" имеет на рынке деревянного домостроения Центрального региона репутацию новатора. Компания регулярно совершенствует свое производство, широко сотрудничает как с частными лицами, так и с девелоперскими компаниями. Так, на сегодняшний день "ГУД ВУД" ведет строительство в коттеджных поселках "Рижский берег", "Левашово озеро", "Пересветово" и "Дмитровка Вилладж". О сложившейся в настоящий момент кризисной ситуации на рынке, о планах своей компании в интервью корреспонденту Woodenlife.ru рассказал глава "ГУД ВУД" Александр Дубовенко.

Александр, как вы можете охарактеризовать свой бизнес?

Все наши действия – это следствия целей, которые мы поставили перед собой. В первую очередь, нам было важно производить высококачественные деревянные дома. При этом необходимо соблюсти качество не на каком-то отдельном этапе (например, качество склейки бруса), а на всей производственной цепочке – от выезда на участок и разбивки осей дома, до качества покраски наличников на окнах. Во-вторых, мы стремились осуществить правильный подход к ценообразованию. Ведь заказчик должен понимать, за что он платит, и цена должна быть одинаковой в независимости от того, проверяет ли он сметы, или полностью отдал этот вопрос на откуп менеджеру. Наверное, самая главная цель для нас – это сломать стереотип среди потребителей, о том, что все строители недобросовестные. Такими их считают по трем причинам: завышенная цена, низкое качество и длительные сроки. Мы работаем сразу по трем направлениям.
Цели, которые мы себе поставили непростые. Однако наши подходы очень быстро привели к результатам, и мы в короткие сроки завоевали очень серьезную долю рынка клееного бруса в Центральном регионе. Однако легче нам от этого не стало. Чем крупнее компания, которая начинает превращаться в корпорацию, тем сложнее заботится о каждом конкретном клиенте. И задача руководства состоит в том, чтобы при развитии компании, не забывать основы на которых она строилась.

Каковы в настоящий момент объемы производства вашей компании?

Наша компания производит только дома из клееного бруса. Ничем другим мы не занимаемся. Понятие "производство" в нашем случае – более широкое, чем непосредственно деревообработка. Производство – это архитектура, фундаменты, производство стен, производство силовых конструкций перекрытий и кровли, сборка стен, окна, кровля, инженерные сети, отделка. Объем производства на сегодняшний день составляет 25-30 домокомплектов в месяц.

Ваша компания известна работой и с частными заказчиками, и с девелоперами деревянных коттеджных поселков. Когда и почему вы решили работать с последними, и в чем, на Ваш взгляд, сложности этого бизнеса, а в чем его преимущества?

Несомненно, работа напрямую с частным заказчиком выгоднее, чем с коттеджным поселком. Девелопер обязательно добивается скидок за счет объема. Поэтому у нас соотношение строительства частников и коттеджных поселков – 80/20. Однако, часть частников – это тоже коттеджные поселки, в которых была куплена земля без подряда, и у нас был заказан дом.
Зачем нам вообще работа с коттеджными поселками? Мы считаем это перспективным направлением в будущем. Мы считаем, что в будущем все больше и больше будет организованных поселков в едином стиле с хорошими коммуникациями, а дома будут продаваться уже готовыми к проживанию.
Почему до сих пор продается "земля без подряда", "участки с подрядом", или просто строят дома в каких-то садовых товариществах? Потому, что это дешевле. А почему это дешевле? Ведь строить сразу и много должно быть дешевле, чем строить в одном месте. Ответа два. Во-первых, в России пока очень дорогие деньги. Для того чтобы построить, а потом продать, нужно вложить средства на два-три года. Это очень дорого и рискованно. Поэтому на выходе получаются очень высокие цены. Во-вторых, в нашей стране пока не очень умеют считать деньги и соотносить их со временем. Людям намного легче истратить сначала 200 тысяч рублей, потом еще 200, а потом еще 200 и получить через год какой-то результат. Если сразу им предложить получить тут же, но за 500 тысяч, они не соглашаются. А ведь это не просто дешевле, это еще и быстрее. А если быстрее, то тем более, дешевле, так как надо всегда учитывать стоимость денег.

В начале этого года ваша компания запустила новую продукцию "Народный дом". Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом проекте?

Традиционно клееный брус считался VIP-товаром, и миссия нашей компании состоит в том, чтобы сделать клееный брус доступным для широкого круга потребителей. Еще до кризиса, в 2007 году, мы начали проект под названием "Народый дом" и создали группу из архитектора, конструктора, экономиста и маркетолога. Мы поставили им следующую задачу: Создать деревянный дом, площадью около 100 метров, с планировками 4-х комнатной квартиры, с минимальной стоимостью квадратного метра.
Эта группа работала один год, и было найдено множество способов сэкономить. Например, металлочерепица имеет ширину листа 1,1 м. Поэтому если конек имеет длину 9,5 метров, то надо закупить 9,9 метров, а 0,4 метра выкинуть, а это 5 % стоимости кровли. Это же касается всех остальных материалов. Мы также поработали над конструкцией фундамента, над балками, над снижением трудозатрат, над скоростью.

Сегодня самой актуальной темой для всех является кризис. Расскажите, пожалуйста, как кризис повлиял на реализацию ваших планов? Как изменилась ваша стратегия?

Результаты проекта "Народный дом" уже появились немного до кризиса. И Вы не поверите, никому он не был интересен. Никому не нужны были недорогие дома. Сейчас в это сложно поверить. Настал кризис, и покупатель стал более разборчивым. Его задача была спасти деньги, и получить за 2-3 млн рублей жилье. И у нас эти дома стали разлетаться как горячие пирожки. Сейчас около 80 % продукции, которую мы выпускаем – это "народные" дома.

Как, на Ваш взгляд, повлиял кризис на развитие российского рынка деревянного домостроения в целом? Как, по Вашему мнению, он будет развиваться в ближайшие годы?

Несмотря на то, что кризис нам всем помотал нервы, он очень положительно отразится на отрасли "деревянного домостроения". Его плюсы в следующем. Во-первых, неэффективные предприятия, которые изначально создавались только для того, чтобы отмыть деньги – уйдут с рынка. Во-вторых, у руководства страны, наконец-то, произошло полное понимание значимости малоэтажного строительства. Нам очень приятно слышать "малоэтажное строительство" из уст президента Медведева. Недавно Басаргин (министр регионального развития, прим. ред.) обозначил в качестве ориентира дом 150 кв. м ценою в 2,5 млн рублей. Это наш дом. Мы его презентовали на совещании в министерстве. В результате малоэтажное строительство получило реальный шанс как следует потеснить высотное строительство. В-третьих, резкое повышение курса валюты, привело к улучшению положения российских производителей относительно импортируемой продукции.

Как Вы считаете, каких административных, законодательных механизмов в настоящий момент не хватает рынку?
В принципе, все уже знают, о том, чего не хватает, но, к сожалению, делается мало. Что конкретно нам, как производителю не хватает? Со мной согласятся, я думаю, практически все деревообработчики. В первую очередь, на наш взгляд, нужно отменить пошлину и НДС на ввозимое деревообрабатывающее оборудование. Станки и так стоят очень дорого. Представьте, мы для расширения аспирации (удаление деревянной стружки из цеха, прим. ред.) покупаем в Германии дополнительный блок за 100 тысяч евро. И подобные цифры встречаются на каждом шагу. Скопить такие деньги в наше время непросто. Новое оборудование создает рабочие места, повышает производительность труда, уровень жизни рабочих. Поэтому, мне кажется, нужно снять препоны против ввоза оборудования. А где взять тогда деньги в бюджет? Ответ прост: экспорт сырья, а также импорт того, что реально может производиться в России. Есть в России пара заводов, которые якобы производят оборудование, но оно не отвечает высоким требованиям. Оно способно конкурировать с китайскими станками, предназначено для гаражной эксплуатации. Серьезного деревообрабатывающего оборудования в России не выпускается.
Еще одной проблемой мы видим, что 95 % леса экспортируется. Раньше вообще была парадоксальная ситуация: пошлины на круглый лес не было, а пошлина на доску – была. Сейчас ситуацию исправили, вводят пошлину на круглый лес, а на доску отменили. Но если разобраться, то доска – это тоже сырье. Мы, например, в качестве сырья доски и закупаем. Несомненно, пошлина на доску должна быть меньше, чем на круглый лес, для поддержки лесопиления, однако, все равно она должна быть. Чем принципиально доски отличаются от нефти? Ничем. И то, и то – богатства России.
Кроме того, мы считаем, что рынку не хватает дешевых кредитов, например, на покупку оборудования. Серьезное оборудование, такое как сушильные камеры, качественные станки имеют срок окупаемости 3-5 лет. При ставке по банковским кредитам 25-30 % это оборудование не окупится никогда! За счет чего расширяемся мы? У нас дотационное производство. Убыток, который постоянно возникает на производстве, мы пытаемся компенсировать за счет строительства деревянного дома.
Также мы убеждены в том, что нужна ипотека. В кризис во всех странах возрастают требования к заемщикам, например, если раньше предоплата была 0 %, то теперь 30 %, но, вместе с тем, падают ставки. У нас же и требования выросли и ставки выросли. Как следствие, ипотека умерла. Это тормозит развитие отрасли.

Сейчас ваша компания работает только на рынке Центрального региона. Планируете ли вы развиваться в других регионах?

Конечно, мы немного работаем и в других регионах. Например, мы застраивали базу отдыха в Пятигорске, но активных действий для регионального развития мы не предпринимаем. Связано это с тем, что в настоящий момент ЦФО – это огромный рынок, в разы превосходящий нашу мощность. До сих пор покупается большое количество некачественных домов за огромные деньги. Мы видим большие перспективы в ЦФО.

Однако до кризиса мы были в низком старте на счет Сочинского проекта. К нам было очень много запросов. Но сейчас в Сочи большие проблемы с финансированием. Уверен, что в 2010-м, а особенно в 2011-м придет понимание, что застроить объем теми силами, которые уже зарезервированы, невозможно, и к нам поступят большой объем заказов.

И последний вопрос о ваших потребителях. Каков их портрет и что, по Вашему мнению, сейчас важно покупателю?

Разным покупателям нужны разные вещи. Но практически всем нужна уверенность, что затраченные деньги не выкинуты зря. Все хотят быть уверены, что их не обманывают. Всем нужно хорошее качество не только выполняемых работ, но и качество обслуживания. К нам приходят те, кто выбрал в качестве технологии клееный брус.
У некоторых людей прочно засело в голове, что хороший дом – каменный дом. Мы не можем спорить с этим утверждением, мы с ним не согласны, но спорить бесполезно. Это просто не наш клиент. Если же клиент хочет дом из дерева, он будет выбирать много компаний, и в некоторых случаях выбирает нашу. Иногда случайно, иногда, потому что ему ближе ехать в офис, а иногда он объезжает десять компаний и выбирает нас.