09/03

ДЕРЕВА ВЫ МОИ, ДЕРЕВА…

Новости о деревянных многоэтажных проектах стали приходить каждую неделю.

В Миннеаполисе, штат Миннесота, по проекту известного ванкуверского адепта дерева Майкла Грина готовятся строить семиэтажное деревянное здание Т3 (Timber Technology Transit). Когда осенью 2016 года оно будет завершено, это будет самое высокое деревянное здание в США (видимо, недолго: в Чикаго мудрят уже над 42-этажной офисной башней из дерева).

В Австралии – не самой лесистой стране на планете, скажем так, – Национальный строительный кодекс с 1 мая 2016 года позволяет строить из древесины здания высотой до 25 метров, или до восьми этажей, при условии выполнения ряда противопожарных требований, вроде установки спринклеров и огнестойких обшивок.

Про Австрию, Финляндию, Швецию, Японию и другие страны, всё активнее разрабатывающие тему многоэтажных деревянных зданий, можно и не говорить. Шведские архитекторы CF Moller Architects готовятся строить в Стокгольме 34-этажный небоскрёб, в Финляндии и Италии уже возводят целые кварталы жилых многоэтажных домов из древесины. И только самая «лесная» держава мира – Россия – упорно стоит в стороне… Но почему?

Сквозь мифы

Как часто бывает в похожих ситуациях, чтобы докопаться до сути, сперва приходится пробираться через туман недоразумений и путаницы.

Да, из публикаций в СМИ легко узнать, что Россия по использованию древесины в жилищном строительстве занимает одно из последних мест в Европе. В Финляндии вот доля деревянных домов составляет 40%, в Австрии их около 30%, в Германии – 20% домов построено «с применением деревянных конструкций»…

Однако стоит лишь задаться простым вопросом – а что, собственно, такое «деревянный дом»? – как стройная картина прогресса начинает рассыпаться.

В качестве яркой иллюстрации к успехам деревянного домостроения в ЕС «на ура» идёт рендеринг будущих районов Пукинмяки или Яткасаари в финской столице Хельсинки, или столь же эффектные штучные здания в Швеции или Великобритании. Но статистика, однако, учитывает массовое индивидуальное строительство. Для возведения деревянных домов «с картинки» требуются современные несущие CLT-панели, а обычные односемейные дома сооружаются из древесно-композитных материалов, использующих отходы лесопильного производства и низкосортный лес. Да и так ли уж «деревянны» деревянные здания? В Северной Америке около 90% всех домов высотой до пяти этажей построены по комбинированной (гибридной) технологии, когда древесина комбинируется с железобетоном, а сборная каркасно-панельная технология – с монолитной. Комплекс Limnologen в шведском городе Вёкше, построенный в 2008-2009 годах и описываемый в рекламных проспектах как «деревянный», тоже на самом деле возведён по гибридной технологии.

Но панелей CLT в России пока для массового строительства не производят, а доля одно- или малосемейных домов в общем объёме несопоставима с европейскими или американскими показателями. ДСК «Славянский» пару лет назад строил в Пушкинском районе Санкт-Петербурга пятиэтажные дома по такой комбинированной технологии: железобетон и многослойные панели на основе деревянного каркаса. Но в 2015 году комбинат деятельность прекратил: больших проектов никто не заказывал, а работать по индивидуальному жилью оказалось невыгодно.

Так есть ли сегодня в России перспективы, а главное – потребность в «деревянном» массовом домостроении?

«Не вижу здесь бизнеса…»

— В России сильна привычка к тому, что дерево – это дача, баня или сарай. У дерева – репутация материала как бы второй очереди. Да ещё и страх перед пожарами. Поэтому если у человека есть выбор и есть возможности, в России он, скорее всего, захочет жить в каменном доме или кирпичном. Надёжно, прочно, престижно.

Так считает заместитель директора ЗАО «Вышневолоцкий леспромхоз» Леонид Зеленин. Мы беседуем по «скайпу» о свежем опыте деревянного домостроения, полученном в рамках программы расселения из ветхого и аварийного жилья. «Вышневолоцкий леспромхоз» построил 12 двухэтажных домов из клееного бруса: вписаться в «бюджетные» 38 тысяч рублей за квадратный метр с кирпичным каркасом нереально, и только дерево позволило решить поставленную задачу.

— Могла бы наша компания построить дома другого класса? – спрашивает он меня. – Конечно. Но всем известные ограничения по этажности – раз, ограничения по площади – два. Потребуются другие технологии и другие строительные материалы. А их на рынке мало и они дорого стоят. Нужна другая квалификация строителей. Всё это деньги и деньги… Я был в Японии и смотрел их деревянные дома. В пересчёте, квадратный метр деревянного дома приближается к трёмстам тысячам рублей. А знаете, сколько у нас в Тверской области средняя цена жилья на вторичке? 22 тысячи за «квадрат». Как видите, даже ниже муниципального контракта. Так откуда здесь перспектива для деревянных многоэтажек? Да ещё тут все пожаров боятся… глупость, конечно, но боятся же.

Нет, конечно, кто же спорит: деревянные дома приятнее для жизни. Деревянный дом, когда он правильно построен, сам регулирует влажность внутри. Но если мы говорим о многоэтажном доме, то про срубы и брусья надо забыть: нужны деревянные панели, это CLT…

Леонид невесело усмехается:

— Себестоимость квадратного метра в таком доме у финнов – 3500 долларов. Я не вижу в России бизнеса такого, экономики никакой не вижу. Нет вопросов, построить можно, хоть у нас никто пока панели такие и не делает, но допустим… Это же дороже монолита! За дерево. И вы думаете, вся Финляндия переезжает в такие дома? Вовсе нет. Финский типовой деревянный дом – это деревянные стойки каркаса, а по ним – гипсокартон с заполнителем или панели OSB. Вся Финляндия так прекрасно живёт, а домокомплекты из многослойного бруса и CLT-панели поставляет в Россию…

Уникум из Подмосковья

Широко улыбаясь и отпивая густой крепкий кофе, Александр Дубовенко провозглашает: «Деревянный дом – это дом, который объявили деревянным!» – и наблюдает за эффектом, который произвели на меня его слова. Поскольку с этой максимой невозможно спорить – никто нигде не установил, какая доля древесины в общем объёме стройматериалов делает дом деревянным, – я предпочитаю тоже глотнуть кофе и ждать продолжения.

Александр – управляющий партнёр в строительной компании GOOD WOOD, которая, как легко догадаться из названия, занимается возведением деревянных (хотя не только) индивидуальных домов для людей с деньгами и запросами. Однако строительных компаний такой специализации вокруг столицы немало, и приехал я в Зеленоград не ради коттеджей, а ради того особого объекта, который компания строит не для клиентов, а как раз для себя.

Ради «самого крупного в мире офисного здания из дерева»: так объект (недостроенный пока) именуется в материалах компании. Объект желтеет балками и стойками каркаса в глубине территории сквозь чёрно-белый январский узор деревьев. Туда мы ещё пойдём, а пока говорим о том, почему GOOD WOOD хотел бы, но не может строить такие (и крупнее) здания на коммерческой основе.

Дело не в том, продолжает Дубовенко, сколько в дереве дерева. Мы должны рационально подходить к задаче. Любого застройщика интересуют две базовые вещи: комфорт и цена. Конечно, как материал дерево наиболее комфортно на органолептическом уровне. Но если добавить комфорт визуальный, архитектурной застройки микрорайона или города, то здесь ключевую роль играет этажность. Из дерева разумно строить дома в пять, пускай семь этажей. Разумеется, не из бруса, а только из панелей CLT. Даже здесь уже появляется тема лифтовых шахт, мусоропроводов, и так далее. На десять этажей и выше монолитная конструкция всегда будет гораздо выгоднее и в возведении, и в эксплуатации. Поэтому дерево нельзя рассматривать как конкурент железобетону. Массовая застройка повышенной этажности никогда не будет деревянной. Многоквартирные дома из деревянных несущих панелей будут строиться как дорогие нишевые проекты для особо взыскательных клиентов, которые согласны платить с премией. Они также будут строиться в приказном порядке для особых случаев. В Финляндии, например, просто обязаны все дошкольные сооружения строить из дерева. Это закон. Но никто не ставит задачу перевести многоэтажное строительство на дерево…

Офис, в котором мы сидим, разумеется, деревянный, хотя и не многоэтажный. Вы тоже склонны считать, спрашиваю я, что российский городской потребитель пока не проявляет интереса к деревянным квартирам и не готов за них платить? Можно ли вообразить деревянный шведский клубный дом… ну, на Остоженке?

Александр отвечает решительно:

— Клиенты вообще в большинстве своём не представляют, как и что можно выстроить из дерева, кроме бань! Мы пытаемся сначала поднять репутацию дерева как достойного строительного материала, открыть им глаза: это одна из задач, которые мы ставили перед собой, когда закладывали свой новый офис…

И вот мне вручают каску, и PR-менеджер компании Елена Ботова ведёт меня по снежной дороге к тому самому зданию, из искры которого, возможно, возгорится… в хорошем, не пожарном смысле слова, конечно.

Шестьдесят двенадцатиметровых деревянных колонн. Деревянные ригели, подкосы и стальные стяжки. Балки межэтажных перекрытий тоже из дерева. Площадь деревянной части – почти 3000 квадратных метров. Всё это стоит на бетонном цоколе и пока напоминает… пока что это больше всего напоминает строящиеся декорации для какого-то грандиозного спектакля на свежем воздухе. К концу года по графику всё это «обрастёт» стеклянными стенами: по проекту, все наружные ограждающие конструкции и все внутренние перегородки будут из энергоэффективного стеклопакета. 30 января 2016 года здание GOOD WOOD PLAZA было внесено в Книгу Рекордов России как самое высокое офисное здание из дерева. Высота шестиуровневого дома составит 19,8 метра.

Очевидно, что у такого амбициозного (и даже не для компании GOOD WOOD, а для всей строительной отрасли) пилотного проекта – и проблемы под стать. То, что на здание потребовалось писать и согласовывать отдельное СТУ – само собой разумеется. Жесточайшие требования к точности узлов и к качеству сборки этой ажурной конструкции: поэтому все деревянные элементы делаются на собственном производстве компании в ста метрах от стройплощадки, а бригада монтажников проходила специальное обучение.

Здание будет уникальное и удивительное, я уверен.

Но совершенно ясно, что так строить можно лишь для себя или для очень терпеливого клиента-единомышленника. Только много ли наберётся сегодня подобных?

Проблеск надежды

— А вы знаете, что Наблюдательный совет Фонда развития промышленности Минпромторга недавно выделил заём в 500 млн. рублей Ладожскому ДСК на создание нового строительного материала на основе древесины (речь идёт о CLT-панелях)? Комбинат планирует стать самым большим производителем панелей CLT в мире…

Максим Молчанов – региональный руководитель подразделения «клеевые системы» компании «Акзо Нобель». Его интерес к развитию производства в России панелей CLT понятен: эти панели склеиваются клеями от «Акзо Нобель». Свободными от формальдегида, абсолютно безопасными и абсолютно экологичными, как уверяет меня Максим. «Их даже жевать можно!»

Руководство Ладожского ДСК, что в посёлке Аврово Волховского района Ленинградской области, от прямого общения со мной уклонилось, но любезно прислало краткую презентацию, из которой следует, что комбинат готовится освоить производство многослойных деревянных плит с максимальными длиной 16,5 м, высотой 3,65 м и толщиной 0,48 м. В планах также производство гнутых плит, колонн и балок. Всё это как для малоэтажного, так и среднеэтажного (до 10 этажей) строительства…

Но это будет позднее, а пока мы сидим с Максимом на пятом этаже башни «Меридиан» (стекло и алюминий) на севере Москвы. Узкая Смольная улица перекрыта пробкой ДТП, и спешить мне абсолютно некуда.

— Вообще-то, – говорит Максим оптимистически, – это не совсем уже так, будто покупатели невысоко ценят дома из дерева. Во всяком случае, это уже не везде так. В московском регионе и на северо-западе, в Ленинградской области, спрос на настоящие большие деревянные дома заметно вырос. Не на срубы, не на брёвна в три обхвата, а на современные западные технологии деревянного домостроения. Продвинутые застройщики уже начинают понимать, что к чему, и что сколько стоит…

В декабре 2015 на IX Международном конгрессе по деревянному строительству в Санкт-Петербурге компания «Акзо Нобель» была инициатором круглого стола «Многоквартирное и многоэтажное деревянное строительство: развитие, экономическая эффективность и существующие ограничения. И теперь, как говорит Максим, по результатам всех выступлений Ассоциация деревянного домостроения готовит специальные предложения для правительства.

— В минувшем году был принят европейский стандарт EN 16351:2015 на панели CLT. Теперь мы можем просто брать этот стандарт и по нему запускать производство, – оживлённо объясняет Молчанов. – Это препятствие отпало. Остаётся пока второе: огнеопасность. Мы везде доказываем, что дома из панелей CLT не хуже, а даже в ряде случаев лучше по этим показателям, что традиционные. Но есть инерция мышления, есть стереотип: дерево – значит, легко горит…

И что же делать?

— Убеждать! – решительно говорит Максим. – Испытывать. Жечь и жечь, и предъявлять результаты. Вот ДСК «Славянский» в Санкт-Петербурге. Они строили многоэтажные дома по технологии железобетонного каркаса, куда вставляются деревянные панели и утеплитель. Организовали множество тестов, сжигая панели, провели невероятную работу с пожарными, и в итоге разработали специальный национальный стандарт. В Санкт-Петербурге теперь микрорайоны застроены по такой технологии.

Правда, праздник оказался недолгим: ДСК, как я уже упоминал выше, работы свернул и выставлен на продажу.

Конечно, пока на каждый большой объект, вроде томского Музея науки и техники, заставляют писать и согласовывать отдельные технические условия, рассчитывать на популярность деревянной технологии не стоит. Проект томского Музея науки и техники «Ковчег науки» делало санкт-петербургское архитектурное бюро «Студия 44″. Исходно музей и впрямь задумывался как деревянный (Сибирь же, тайга), но затем от несущих деревянных конструкций пришлось отказаться, и дерево сохранилось только как облицовка. Так что кто тут в итоге победил – вопрос открытый.

Кстати, в Австралии, о которой тут мимоходом шла речь, больше всех об огне говорят даже не местные пожарные, а Сара Бахманн, исполнительный директор Национальной ассоциации сборного железобетона. Она считает идею цельнодеревянных многоэтажных зданий, лишённых негорючей термической массы и защищённых только химическим способом, «крайне опасной для общества».

Тоже своего рода косвенное признание популярности идеи дерева, если вдуматься.

(с) http://green-city.su/dereva-vy-moi-dereva/

Позвонить
Заказать
обратный
звонок