Александр Дубовенко - интервью для "Клуба директоров" (управляющий партнер, директор по развитию и маркетингу корпорации GOOD WOOD)

Александр Дубовенко – человек, который создал корпорацию GOOD WOOD, и с 2005 года успешно ее развивает. Александр дал интервью «Клубу директоров»: рассказал про образование, становление и развитие компании.

092_DUX2683-Molchanovsky-Alexei.jpg

– Александр, расскажите, пожалуйста, о Вашей учебе в ВУЗе.

– Я учился на факультете «вычислительная математика и кибернетика» Московского государственного университета имени М.В. Ломоносова (1993-1998 гг.). Когда я учился, МГУ входил в 100 лучших вузов в мире. То есть у меня компьютерное образование, скорее, математическое, и вначале я работал по специальности. Дело в том, что образование и раньше мало что давало, а сейчас с этим вообще большие проблемы. Но высшее образование необходимо для самоорганизации, оно качественно меняет сознание и при этом человек остается при деле. У меня классическое советское образование, так как я учился довольно давно.

– Какой у Вас был опыт работы до создания GOOD WOOD?

– У меня был богатый опыт. Мы внедряли программное обеспечение для алмазно-бриллиантового комплекса. Я вынужден был познакомиться с тем, как работает производство, как функционируют компьютерные программы, но самое главное, меня постоянно привлекали к продажам. Моя задача была убедить тот или иной завод купить наш программный комплекс. А это очень и очень непросто. Когда я начал работать с GOOD WOOD, я понял, что продать дом, допустим, за 100 тысяч долларов, намного проще, чем продать программу за 10 тысяч долларов. Объяснение этому очень простое: люди недоумевали, как так бывает, что на Митинском радиорынке программы стоят 5 рублей, а у вас 10 тысяч долларов! Зачем я буду ее покупать? Приходилось наглядно демонстрировать достоинства программы, объяснять, зачем она нужна и, главное, давать людям мотивацию для покупки. Этот навык убеждения в дальнейшем мне очень пригодился.

– Правильно я понимаю, что высшего бизнес-образования у вас нет? Как вы эти знания пополняли?

– Да, образования высшего по бизнесу у меня нет, и, более того, в настоящий момент в стране практически оно отсутствует. Я не вижу пока достойных вариантов его получить. Что касается меня лично, я учился по книгам, если быть более точным – по аудиокнигам. Я прочел (прослушал и прочитал) 120 основных книг по бизнесу: маркетинг, управление, подбор персонала, искусство ведения переговоров, личностное развитие и так далее. Это чем-то похоже на а-ля семинар высокоэффективных людей, вмещающий в себя базовые принципы ведения бизнеса.

– Насколько я знаю, вы и сейчас учитесь, не останавливаетесь. Где и как вы это делаете?

– Да, это так. Вчера (в воскресенье) я учился через YouTube. Кстати, самое лучшее обучение сейчас именно в там, в YouTube. У меня один знакомый, например, научился играть на фортепиано по YouTube, а моя дочка научилась плести из резиночек какие-то штучки. Я вчера слушал часовое интервью с одним из владельцев стрип-клубов, который утверждает, что в его заведениях нет бордельных услуг. Но дело даже не в этом, дело в том, что он очень интересно все оцифровывает, интересен его подход к бизнесу. Кроме того, я смотрел ролики тренингового центра «Синергия» – «финансовая грамотность для не финансистов». В большей степени мне известно все, о чем они говорят, просто сама методика систематизации и изложения у них очень доступна и логична. Так как по долгу службы я очень много учу других людей, даже если я смотрю какой-то тренинг и понимаю все, что там говорится, мне интересно, как это преподносится, с какими эмоциями, какие картинки и схемы при этом рисуются. Вчера я даже немного был польщен: на одном из выступлений на Совете директоров я назвал деньги воздухом, а прибыль – едой, а тут увидел, что тренер «Синергии» применяет те же самые сравнения. Гениальные идеи имеют свойство приходить одновременно к нескольким людям – кому-то раньше, кому-то позже. Не знаю, как мне все это передалось, может быть, через Космос, но меня это очень порадовало.

– Хорошо. Давайте перейдем к компании. Когда и как Вы поняли, что хотите и можете создать свою корпорацию? Как вы выбрали сферу деятельности?

– Сферу деятельности я выбрал в тот момент, когда строил себе деревянный дом и пытался достать на рынке клееный брус.

– Почему именно клееный брус?

– Так как участок был за городом, в хорошем месте – в лесу, там можно было построить только деревянный дом, кирпичный уже не вписывался бы в окружающий мир. А так как я всегда был поклонником высоких технологий и продвинутым Интернет-пользователем, поэтому я полез искать информацию, какое дерево, какие дома бывают. И увидел, что самый высший уровень, самый технологичный материал – это клееный брус. А потом я столкнулся с вопросом, как его достать на московском рынке. Вслед за этим я встретил на бадминтоне своего партнера Сергея Миронова, который сказал, что у него есть связь с заводом, который весь завален клееным брусом, и они не могут его продать. То есть, я не могу ничего купить, а они не могут продать. И мне показалось, что в этом противоречии кроются широкие возможности. Как показала практика, я не ошибся. Это был какой-то сигнал свыше: на этом поле можно поработать. Почему мне так показалось? В принципе, всем начинающим предпринимателям совет: такие темы возникают в нашем сознании очень много, но самое главное – человек должен быть подготовлен к появлению идеи. Вокруг каждого из нас есть вещи, которые можно улучшить, и количество интересных и эффективных идей на самом деле намного больше, чем количество людей, готовых их реализовать, по крайней мере, в России. Поэтому, если человек сам себя подготовит, то правильные идеи и мысли сами придут, долго ждать не придется.

– Что сейчас из себя представляет Ваша компания? Уже прошло 10 лет, быть может, Вы раскроете нам какие-то количественные показатели?

– Сейчас мы превратились в монстра, в хорошем смысле слова, в котором работает, мы сами уже не знаем точно, сколько человек. Как минимум уже полторы тысячи, и мы строим порядка 400 домов в год. Параллельно в производстве на разных стадиях находится еще по 500-600 объектов. Корпорация присутствует уже в 4 регионах России: у нас есть офисы в Москве и Московской области, в Нижнем Новгороде и Санкт-Петербурге, но строим мы по всей России. В состав корпорации входит 6 компаний. Головная компания – GOOD WOOD занимается строительством деревянных домов по разным технологиям. Второе наше подразделение – панельно-брусовое: мы построили собственный завод, и уже год осваиваем новую технологию, которая в будущем будет очень востребована на рынке. Третья компания совместная австрийско-российская «ROTENSTEIN» занимается кирпичными домами. Следом идут GWD Engineering – компания, которая делает инженерные коммуникации, GOOD COLOR – занимается всем, что связано с красками по дереву, покраской домов, как нашего, так и стороннего производства, GOOD WOOD development – девелоперское подразделение корпорации. Фактически корпорация включает в себя все виды работ, связанных с деревянным и кирпичным строительством.

– В 2015 году компании исполнилось 10 лет. Какой главный урок вы, как бизнесмен, получили за эти десять лет?

– Честно говоря, даже сложно сказать. Вся моя работа так устроена, что каждый день я получаю массу сигналов, каждый из которых меня чему-то да учит. У нас постоянно происходит что-то интересное и новое. Например, сегодня я узнал, что один из наших малоэффективных сотрудников – это жена бывшего работника. То есть, очевидно, что ее просто к нам пристроили. Это из ряда вон выходящая ситуация, с которой я сейчас буду разбираться. И по итогам обязательно сделаю вывод.

– Почему именно вы должны разбираться в этой ситуации?

– Потому что это системная проблема, то есть, у нас есть правила, и они устанавливаются мной. Одно из них: если у нас обнаруживаются родственные связи между сотрудниками, то об этом должны быть проинформированы и учредители, и служба безопасности. Я не люблю кумовство, оно ни к чему хорошему не приводит.

– Но у Вас же семейный бизнес. У вас работают Ваши родственники в компании. Это вам не мешает?

– Да, бизнес у нас хоть и семейный, и он начинался как семейный. Наши жены – и супруга Сергея, и моя, работают в компании, но во-первых, они хорошие специалисты, а во-вторых, каждая из них работает в своей узкой области, на той должности, где они приносят пользу корпорации. Мы не против родственных связей, мы против «пропихивания» своих на хорошие позиции. Мы постоянно измеряем эффективность всех сотрудников, никаких поблажек нет ни для кого.

– А, вообще, есть какой-то секрет успеха GOOD WOOD? Без чего корпорация не смогла бы существовать? Вы выделяете для себя какой-то ключевой фактор?

– Ключевой фактор, конечно, есть. Нет универсального рецепта, но есть наши сильные стороны, за счет чего мы всегда выбираемся. Первое – это настроенность на систему, то есть мы стараемся создать рабочую схему, которая будет эффективной. Это основа, скелет, так сказать, работы, который будет держать нас на плаву. Второе – нацеленность на маркетинг, то есть мы, в первую очередь, уделяем внимание маркетингу, создаем те продукты, которые больше всего подходят потребителю. И третья наша особенность – молодая и динамичная компания, готовая при необходимости меняться. Да! Еще у нас очень большие бюджеты на IT, поскольку мы нацелены на использование самых передовых технологий.

– Как это отражается на клиентах? Какие решения помогают им выбирать именно Вашу компанию?

– У нас масса преимуществ. Например, мы первые, кто сделал личный кабинет. До нас в строительстве никто эту схему не применял. С клиентами либо общались по телефону, либо по электронной почте, то есть не было никакого места, куда можно было зайти, ввести свой логин-пароль и увидеть все, что происходит с твоим объектом: все фотографии, все ключевые этапы. Мы первые, кто это сделал. Естественно, это резко улучшило качество взаимоотношений с заказчиком. 

Мы первые, кто сделал чек-листы на приемке технадзора. То есть мы сами у себя проверяем каждый этап по чек-листам. Это тоже огромный рывок вперед по вопросу улучшения качества обслуживания.

Надо отметить, что конкуренты тоже не отстают. Они видят, что их объемы продаж падают. В кризис прошлого года, например, наши объемы выросли в 2-3 раза, в то время, как у многих продажи сильно просели. Естественно, мы стали заметным игроком рынка, и за нами теперь пристально наблюдают, даже стараются у нас сотрудников переманивать и документы под копирку применять. Шаблоны наших договоров сейчас есть во многих компаниях, с каким-то отставанием, конечно. Поэтому мы вынуждены двигаться вперед, если мы остановимся, нас догонят. Перегнать – нет, но хотя бы скопировать и забрать себе назад ту долю рынка многие компании вполне смогут.

– Скажите, Вы уже немного затронули эту тему: есть ли какие-то принципы работы компании, при помощи чего она работает?

– На этот вопрос можно отвечать с разных точек зрения. Скажем так: одна из основных наших IT-систем – это task tracker. Об этом можно рассказать поподробнее. Я много раз задавал вопрос кандидатам, бизнесменам, друзьям: если начальник подчиненному в твоей компании дает задание, как оно фиксируется? Многие даже не понимают сути вопроса и отвечают: «Как дает? Дает и все». Ну, хорошо, как он дает? Он звонит по телефону, или он вызывает к себе? «Звонит или вызывает к себе, или письмо пишет». Хорошо, а если письмо потеряно? Как проверить, уточнить или сдавать это задание? Руководитель должен запоминать, кому, когда и какие задания он давал? То есть давать задание и тут же себе писать список, потом проверять? Мы сразу поняли, что так невозможно работать – нужна четкая система постановки задач. Сначала мы внедрили «Мегаплан», потом перешли на «Битрикс24». Сейчас уже мы не представляем, как может работать компания без task tracker. Сейчас каждая задача ставится в нем и имеет какие-то атрибуты: ответственное лицо, суть задачи, дед-лайн, наблюдатели и пр. После того, как задание выполнено, тот, кто его поставил, проверяет и либо принимает, либо отправляет задачу на переделку. У нас в компании ежедневно ставится, наверное, около тысячи задач, и сама IT-система все это контролирует.

Рассмотрим на примере. Ежегодно мы организуем купание на Крещение в проруби. У нас работает новый event-менеджер, ей незнакомы наши традиции, а нам нужно просто повторить прошлогоднее мероприятие. Без таск-трекера она не сможет это сделать: нужно где-то что-то искать, копаться в почте предыдущего сотрудника, хотя это некорректно, а это значит, что все нужно будет начинать с нуля. Такс-трекер дает доступ новому сотруднику к задаче, которую выполнял предыдущий event-менеджер год назад, и она видит все, что было раньше: ответственных лиц, контакты, подрядчиков и т.д. Ей уже понятно, какая компания делала банкет, где заказывали лестницу, кто был ведущий, сколько он стоил, какая была обратная связь по мероприятию, сроки подготовки и пр. Затраты по обучению нового сотрудника сводятся к минимуму, он получает доступ в систему и может действовать сразу. Это мощнейшая система, благодаря которой, на мой взгляд, мы не просто оторвались от конкурентов, но продолжаем разрывать дистанцию.

– Расскажите поподробнее про купание в проруби. Это такая корпоративная традиция, я так понимаю?

– Да, это очень интересная традиция. Началась она с учредителей, то есть мы сами купались, а потом решили сделать купание в проруби корпоративным. Мы собираем всех сотрудников и говорим, что если кто-то не будет купаться, того мы их уволим. Конечно, это шутка и все это понимают. А дальше у нас появляются всякие истории, типа: если ты не можешь залезть в прорубь, то, как ты сможешь работать в нашей сложной компании в кризис? Поэтому – это традиция. Купания сопровождаются конкурсами, песнями-плясками, угощениями. Очень весело и душевно получается.

IMG_5687.jpg

– У Вас сложная компания?

– Да, это тоже одна из наших особенностей. Согласно нашей кадровой стратегии, которую я придумал, у нас зарплаты выше рыночных на 20-30%, но и нагрузка у нас существенно выше. У нас компания, в которой все реально много работают и не всегда имеют выходные. И очень многие не успевают и даже не хотят идти в отпуск – полностью месяц отдыхать.

– Как люди реагируют на это? Как люди себя чувствуют?

– После проруби или…?

– После такой работы. Насколько хватает таких людей, есть срок годности?

– Конечно, все по-разному реагируют. Есть люди, которые перегорают и хотят найти что-то попроще. А есть и другие, те, кто заряжается и начинает двигаться вперед. Еще одна из наших особенностей – это быстрый карьерный рост. Наверное, половина наших топ-менеджеров начинали с начальной позиции 2-3 года назад. Очень быстрый карьерный рост: люди за 3 года могут в 10 раз увеличить свой доход. Поэтому, конечно, все бурлит, все кипит, то есть не расслабишься.

– А как Вас хватает на все, на бурление каждого из этих людей? Вы же управляете каждым процессом.

– Значит, могу сказать нескромно – работаю я очень много. И самое главное, у меня очень много переваривается информации, то есть я получаю ежедневно порядка, наверное, минимум 500 сообщений.

– Качественных или прямо – все на свете?

– Все на свете. Более 500 сообщений по разным каналам связи – WhatsApp, e-mail и «Битрикс24», провожу много совещаний (где-то 2-4 в день), различные встречи. Одновременно я делаю какие-то записи, потом они превращаются в задачи в «Битриксе». Соответственно, часть сообщений я игнорирую, но на основной массив быстро отвечаю, утверждаю или не утверждаю, или по этой теме назначаю совещание, или перенаправляю к специалисту, который точно знает, что делать. Часть сообщений – сложные, их я откладываю на выходные, а по воскресеньям разгребаю эти завалы.

– Расскажите, пожалуйста, как построен ваш день? Как стать эффективным, как разгрести такую кучу сообщений?

– Прежде всего, сплю я по 6 часов в сутки, и мне хватает. Просыпаюсь сам, без будильника, который очень не люблю, если честно. Думаю, здесь многие меня поддержат. Я встаю очень рано, беру телефон, потому что в нем – все – почта, новости, что в стране происходит. Дальше я могу пролежать с телефоном, в зависимости от того, когда надо вставать, где-то полчаса, час, иногда даже полтора часа. И дочитать все, что дочитывается, потом подъем, зарядка, умывание и – на работу. Соответственно, на работе – совещания, встречи.

– Как задолго Вы планируете совещания, встречи?

– Совещания – за три-четыре дня. Бывает, если я в отпуске, то неделя, а потом забивается ближайший после приезда день. Я очень часто бываю за границей то в отпуске, то в деловых поездках, на экскурсиях, посещаю выставки, тематические конференции и пр. Но я никогда об этом не уведомляю коллег. Они мне часто пишут, мол, Александр Сергеевич, можно зайти? Я говорю, зайти можно, но меня там нет, я сейчас на том конце земного шара.

– Какой Ваш самый любимый день недели?

– Самый мой любимый день – это 31 декабря. В этот день мне вообще нечего делать. Люди обычно что-то готовят, убираются. Убираться я не умею, готовить – тоже. Я умею работать. Сажусь и работаю, меня никто не отвлекает, никаких внешних раздражителей. С 9 утра до 9 вечера – 12 часов я могу спокойно работать. И потом я точно знаю, что ни один конкурент в этот день не работает. Это тоже такой элемент соревнования: хотя бы на день, но обогнать всех.

– Почему Вы так много сами работаете, а не делегируете?

– Можно, конечно, настроить команду, можно научиться делегировать, но в нашей стране, так как у нас недостаточно бизнес-культуры, недостаточно бизнес-образования, недостаточно, в целом, выстроены рабочие процессы и развито отношение у людей к своим должностным инструкциям. Если немцу написать, что и как он должен делать, он именно так и будет делать, потому что он в принципе не поймет, как можно нарушить инструкции. У нас же на все бумажки реагируют так: это ерунда, можно даже не читать. Поэтому в наших российских условиях, к сожалению, собственник должен быть в теме. Никто не говорит, что он должен сам все делать, но понимать суть дел, заниматься глобальными вопросами, стратегией развития, маркетингом и не оставлять без внимания кадровую политику.

– Вы говорили про конкурентов. Как выстраиваются отношения с ними?

– Мы стараемся дружить с конкурентами, точнее, с руководителями конкурирующих организаций. Есть среди них люди вменяемые, те, кто с удовольствием с нами дружит и общается, мы снимаем совместные вебинары, обмениваемся информацией. А есть конкуренты невменяемые. К примеру, есть одна компания, которая, когда к ней приходят клиенты, им дают специально заготовленный буклет с гадостями про нашу компанию – с собранным якобы «компроматом».

– То есть они говорят про вас больше, чем о себе?

– Да, есть абсолютно неадекватные методы, но я верю в высшую справедливость и в то, что те, кто нечист на руку, в итоге сам пострадает.

– А надо ли вообще дружить с конкурентами?

– Дружить лучше со всеми, потому что все течет, все меняется, сегодня он твой конкурент, завтра – партнер. Яркий пример тому компания GOOD WOOD Development, которая строит дома в коттеджных поселках, и GOOD WOOD, который делает дома из клееного бруса. В какой-то момент, если поселок будет чуть пониже классом и цены GOOD WOOD туда не впишутся по формату, нужен будет еще один подрядчик по клееному брусу. Есть вероятность, что GOOD WOOD Development его привлечет. Иногда возникает ситуация, когда нужно срочно что-то купить у конкурентов. В таких случаях хорошие отношения – залог успеха.

– Скажите, пожалуйста, Вы являетесь руководителем департамента маркетинга. Почему Вы руководите им сами? Был ли на этом месте наемный сотрудник?

– Во-первых, я экономлю деньги в данном случае, потому что хороший руководитель маркетинга стоит недешево, а сам себе я это делаю бесплатно. Во-вторых, к сожалению, я пока не встречал эффективных руководителей по маркетингу. Последний мой опыт был, к сожалению, негативный. Я нанял мега-звезду, который просто купил меня с потрохами, все разложил по полочкам. На первый взгляд все было очень хорошо . В первый месяц я обычно не трогаю людей, говорю – изучай, ходи, присматривайся. Так получилось и в тот раз. Через месяц я у него спросил: «Скажи, пожалуйста, твои впечатления о компании, что ты увидел?». Он говорит, что все, как я думал, так здесь и есть. Вы начинали с маленькой компании, сейчас она выросла, но Вы распространяете старые подходы к маркетингу уже на большую корпорацию, поэтому и результаты такие. Но теперь вы взяли человека, который все сделает на другом уровне – уже в соответствии с масштабом компании, и результаты будут просто несопоставимы». Я подумал: слава богу! Я люблю, когда люди умнее меня, лучше в том, чем они занимаются. И я подумал: вот он тот самый человек, который сейчас нас спасет и отделит меня, как первую ступень. И тогда вторая ступень ракеты включится и полетит.

У меня есть список маркетинговых активностей – около сотни пунктов. Я передал ему первую десятку и тут все начало проваливаться. Первым полетел Яндекс-директ – обнаружились жуткие ошибки, поиск виноватых, маркетинг перестал управляться. В итоге я понял, что этот человек очень хорошо говорит, но ничего не может сделать, к сожалению. Пока я не знаю, что делать с этой ситуацией.

Сейчас у нас небольшая реструктуризация, мы разделились по бизнес-юнитам. И у нас в каждом бизнес-юните будет свой маркетинг, а в управляющей компании – какой-то общий брендинг, такие глобальные вопросы – мега-ивэнты. Все равно в 2016 году часть функций я буду вынужден делегировать бизнес-юнитам, но мне нужно отобрать этих людей, взрастить, чтобы они были готовы управлять всем этим.

– Скажите, пожалуйста, сейчас все говорят, основная тема – это кризис, конечно. Как компания пережила 2015 год, какие намечены планы, мероприятия?

– Сейчас уже более-менее ясно, что 2015 год кризисным не был.

– Для компании или в принципе?

– Для страны ничего страшного в 2015 году не было. Все самое интересное произойдет в 2016 году и далее. Мы, естественно, стараемся держаться в тонусе, понимаем, что может начать штормить, и делаем две вещи. Во-первых, мы готовимся к возможному снижению продаж, во-вторых, внимательно следим за цифрами, чтобы вовремя начать корректирующие действия, если потребуется. На данный момент кризис нас никак не задевает, показатели не снижаются, все идет ровно и по плану. Но скептики и пессимисты ждут кризиса. В каждом бизнесмене должны быть два блока – оптимистический и пессимистический, мой пессимистический блок говорит следующее: «Да, продажи не падают, но люди, которые сейчас строят или даже покупают дома, вчера, год или два назад приняли решение строить, накопили деньги, и сейчас мы фактически обслуживаем тех, кто пришел к нам до кризиса, задумался об этом строительстве до кризиса. Соответственно, если наши продажи не падают, то, вполне возможно, что текущая ситуация может привести к падению продаж через год, через два. Поэтому надо быть просто к этому готовым».

– Опишите, пожалуйста, Ваших клиентов. Кто они? Что собой представляет целевая аудитория Good Wood?

– Мы подстраивали компанию под себя, старались сделать так, чтобы услуги, которые мы предоставляем, устраивали, прежде всего, нас самих. Наш клиент – это человек, который не хочет вникать во все детали стройки, но хочет получить качественный продукт, пока он зарабатывает. Он доверяет нам свои деньги и не боится, что там что-то будет сделано не так. Мы предоставляем максимально прозрачный процесс строительства, с помощью личного кабинета любой наш клиент может войти и проверить, на каком этапе находится стройка.

– Вот это и есть те принципы, о которых я спрашивала: прозрачность, максимальная открытость?

– Максимальная открытость, да.

– Какими качествами нужно обладать, чтобы быть успешным в Вашей компании? Когда человек приходит на собеседование, Вы, наверное, уже сразу идите, кто чего стоит?

– Нет, сразу непонятно, увы. Я даже отметил такой парадокс: человека назначают руководителем отдела, хотя он не совсем подходит на эту должность, но через полгода его уже не узнать. Меняется все: речь, образ мышления, человек набирается опыта, иначе действует. Все дело в том, что если человек начинает кого-то учить, он и сам учится, начинает расти. Предугадать, насколько человек взлетит, очень сложно. Главное, чтобы он быстро соображал, любил свою работу, был, так сказать, евангелистом своей компании, увлекался делом. Наверное, это главное качество. Работа ради денег не принесет успеха. Человек должен любить тот продукт, который он выпускает, любить клиентов, для которых он это делает. Клиент должен быть доволен нашей компанией. Клиент заплатил нам деньги, и он должен получить то, за чем пришел. Главная цель – сделать так, чтобы клиент написал хороший отзыв. Ведь чем измеряется лояльность клиента? Ответом на вопрос: с какой долей вероятности Вы порекомендуете нашу компанию своим друзьям, родственникам, знакомым? Так вот по итогам работы клиент должен захотеть рекомендовать нас своим друзьям. Я прекрасно понимаю, что деньги – это тоже важная вещь, и эта вторая составляющая тоже очень важна для нашей компании.

– Что мы с Вами все о работе и о работе. Расскажите, пожалуйста, сколько Вам лет, о Вашей семье, увлечениях. Есть ли место увлечениям в вашей жизни?

– Конечно, как же без этого? Мне 39 лет, у меня кризис среднего возраста. Я не знаю, что это такое, правда, но надо почитать в Интернете. Говорят, он примерно в этом возрасте наступает. Женат, трое детей. Дети занимаются спортом, английским, пением и танцами.

– А Вы чем увлекаетесь, есть у Вас время на какие-то свои увлечения?

– Больше всего я увлекаюсь работой. И вот насколько у нас разносторонняя работа: я, например, увлекаюсь музыкой, люблю ходить в консерваторию - 1 марта мы организовали в Консерватории мероприятие для друзей, партнеров и клиентов. Так я вовлекаю в свои увлечение еще и всех остальных сотрудников компании, а также интегрирую увлечения в бизнес-задачи. Кроме того, я люблю путешествовать, поэтому с 1 по 5 февраля топ-менеджеры компании GOOD WOOD ездили в Германию. Мы сняли виллу, вместе жили, готовили и посещали тематические выставки.

– Это рабочая поездка?

– Конечно, рабочая и обучающая, но в неформальной обстановке.

– Я все жду, когда вы про спорт скажете.

– Спорт, конечно. Что касается спорта, я всем советую любую физическую нагрузку в обязательном порядке. Я не понимаю, как люди могут ничем не заниматься? Я, например, если 3-4 дня ничем не позанимался – не побегал, не поплавал, у меня начинает ухудшаться самочувствие, гудит в голове. Спорт необходим для хорошего кровообращения и тонуса. Наша компания сформирована фактически в спортивном клубе: все учредители занимаются бадминтоном. Многие не воспринимают этот вид спорта всерьез, им кажется, что это занятие для инвалидов и пенсионеров. На самом деле это серьезный олимпийский вид спорта с очень высокой нагрузкой.

– Ну что ж, спасибо за интересный диалог.

– Спасибо.


Позвонить
Заказать
обратный
звонок