14/11

АЛЕКСАНДР ДУБОВЕНКО: «РОССИЙСКАЯ ДОСКА, ПО СУТИ, СОВСЕМ НЕ РОССИЙСКАЯ»

13 ноября, 2011

издание Мособлпресс.ру

 

НА РОССИЙСКОМ РЫНКЕ НЕДВИЖИМОСТИ НАБИРАЕТ ПОПУЛЯРНОСТЬ ДЕРЕВЯННОЕ ДОМОСТРОЕНИЕ. ПО СЛОВАМ ЭКСПЕРТОВ, ТАКИЕ ДОМА ОТЛИЧАЮТСЯ ПРЕЖДЕ ВСЕГО СВОЕЙ ЭКОЛОГИЧНОСТЬЮ. ПРИ ЭТОМ ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ КОМПАНИИ, ЗАНИМАЮЩИЕСЯ ДЕРЕВООБРАБОТКОЙ И ПРОИЗВОДСТВОМ ДЕРЕВЯННЫХ ДОМОВ, ЧАЩЕ ВСЕГО ИСПОЛЬЗУЮТ ОТЕЧЕСТВЕННУЮ ДРЕВЕСИНУ. О ТОМ, С КАКИМИ СЛОЖНОСТЯМИ СТАЛКИВАЮТСЯ ПРОИЗВОДИТЕЛИ ДОМОВ ИЗ КЛЕЁНОГО БРУСА, В ИНТЕРВЬЮ «ПР» РАССКАЗАЛ ГЛАВА КОМПАНИИ «ГУД ВУД» И ОДНОВРЕМЕННО ЕЁ ДИРЕКТОР ПО РАЗВИТИЮ АЛЕКСАНДР ДУБОВЕНКО.

 

- Действительно ли ваша компания использует только отечественную древесину? С какими сложностями вы сталкиваетесь в работе с российскими поставщиками и насколько российская древесина лучше или хуже зарубежных аналогов? - В настоящий момент у нашей компании действует два завода в Зеленограде, один уже функционирует, а второй заработает в полной мере уже в ближайшее время. После этого мы планируем построить ещё один завод на востоке страны - поближе к сырьевой базе, например, в Пермском крае. На сегодняшний день наша компания закупает древесину из разных регионов, при этом её качество каждый раз существенно отличается от предыдущего. Более того, постоянно происходят перебои с поставками древесины: из-за этого мы даже пытались использовать импортную древесину и с этой целью построить завод в Риге, но пока отложили эти планы. Однако, по сути, подразделение древесины на отечественную и зарубежную очень условно - даже основные лесопильные производства в России принадлежат нероссийским компаниям. В итоге получается, что доска, хоть и является российской, в действительности таковой не является. В этом нет ничего плохого: у нас в стране очень мало осваивается леса, и совсем неплохо, что его также осваивают зарубежные компании. Причём российский лес осваивается не так активно, как могло бы быть: проблема заключается в отсутствии инфраструктуры - в том, что у нас нет необходимых дорог. Например, в Финляндии среднее расстояние, которое проезжает лесовоз до места переработки, составляет 20 км, а в России - примерно 200. Однако даже тот лес, который используют в России, по большей части идёт на экспорт, и уже за границей из него получаются продукты с высокой добавленной стоимостью, например, шведская мебель IKEA. В результате даже китайские компании предпочитают закупать шведскую доску, которая произведена из российской древесины. - То есть получается, что российское дерево продают под шведской маркой даже в Китай? - Да. Дело в том, что шведские производители могут обеспечить регулярность поставок. Например, в нашу компанию регулярно приходят машины с лесом из разных регионов, и, пока они ждут разгрузки, этот лес некоторые конкуренты умудряются перекупить. Несмотря на уже имеющиеся договоренности с нашей компанией, поставщики соглашаются на такие предложения. Поэтому уже мы начинаем рассматривать в качестве возможных поставщиков австрийские компании. Однако продукция австрийских поставщиков из-за российских таможенных правил в итоге оказывается существенно дороже. Например, в настоящий момент у нас закупочная цена составляет 7 тыс. руб. за куб, а у них - 8 тыс. руб. Эта, на первый взгляд, небольшая разница в будущем существенно влияет на дальнейшую стоимость дома. - Ваша компания в основном работает в Московской области, но недавно вы решили выйти на рынок Нижегородской области. С чем было связано это решение? - На Нижегородском рынке последнее время растут объёмы индивидуального строительства. Например, Московская область сегодня практически лидер в этом сегменте, однако даже подмосковный рынок не бесконечен. В настоящий момент на подмосковном рынке деревянного домостроения доля нашей компании составляет 20%, и существенно её увеличить уже практически невозможно. Поэтому, чтобы развиваться, надо двигаться дальше - в другие регионы. Рынок Нижегородской области с точки зрения деревянного домостроения мы оцениваем как 15% рынка Московской области. - Как вы начали заинтересовались этим бизнесом? Почему вы решили заниматься переработкой древесины и производством домов из клеёного бруса? - В тот момент я работал в сегменте IT и начал строить свой первый дом. Причём я был фанатом экологии и решил сделать дом из дерева. Тогда на российском рынке только появился клеёный брус - с одной стороны, это было дерево, а с другой - новая технология. При этом дома из клеёного бруса отличались достаточно высокой ценой: обычное дерево стоило 100 долл. за куб, а клеёный брус - в 4 раза дороже. Мне даже дали скидку-до 380 долл., и я заказал 30 кубометров бруса, который должны были поставить через месяц. Однако сроки были много раз сорваны, причём в процессе строительства я столкнулся не только с постоянным нарушением сроков, но и с дополнительными расходами. По сути, это была абсолютно нерыночная ситуация, и я решил изучить этот рынок, составил бизнес- план - тогда мне показалось, что заниматься этим бизнесом не так сложно. В то время у моего знакомого был завод по производству клеёного бруса, и он не знал, кому этот брус продать. В итоге мы решили объединить свои усилия, и так стартовал наш совместный бизнес. В свою очередь, я неплохо разбирался в маркетинге и рекламе и за счёт этого смог раскрутить компанию. А потом нас «вели» уже клиенты, которым потребовались дополнительные услуги: проектирование, изготовление фундамента и т.д. Таким образом, рынок нас привёл к созданию собственной компании полного цикла. - За счёт чего вы производите оптимизацию производства? - До кризиса мы запустили проект «народный дом», целью которого как раз стала оптимизация стоимости квадратного метра. Например, ширина кровельного листа составляет 1,1 м, таким образом, если длина кровли равна 9,9 м, то на кровлю ложится ровно девять листов без обрезков. Однако если кровля будет шире всего на 10 см, то придётся покупать ещё один лист, что автоматически увеличивает стоимость материалов. Объём бетономешалки также всегда одинаков, и, следовательно, фундамент дома должен быть таким, чтобы несколько домов условно помещались в каждой машине. Чтобы дополнительно сэкономить, мы даже узнали типовой размер окон для многоэтажных домов и решили проектировать дома именно с такими оконными проёмами. По сути, в деревянном домостроении покупатель платит за периметр, поэтому длина и ширина здания должны быть такими, чтобы площадь была максимальной при заданном периметре. Наша задача заключалась в том, чтобы соотношение периметра и площади было оптимальным, ведь в результате от конфигурации здания зависит его цена. Мы также поработали над конструкцией фундамента, над снижением трудозатрат и над скоростью работ. В итоге у нас получились дома из клеёного бруса стоимостью менее 500 долл. за 1 кв. м под ключ с несколькими показателями оптимальной площади: 106 кв. м, 155 кв. м, 235 кв. м и 300 кв. м – для разных покупателей. Причём третий дом мы в очередной раз оптимизировали, и получилось на 2 м больше. Мы смогли предложить дом из клеёного бруса дешевле оцилиндрованного бревна, каркасного дома и пеноблока, и на сегодняшний день в 15 коттеджных поселках идёт активное возведение «народных домов».  – Вы сказали, что экономите также на трудозатратах. За счёт чего происходит эта экономия? – Да, мы работаем над оптимизацией труда, наши рабочие получают в 3–4 раза меньше, чем в среднем по рынку за единицу сделанной продукции, но мы смогли помочь им в итоге зарабатывать достаточно много. Во-первых, мы оборудовали все объекты камерами видеонаблюдения, выяснили, что большую часть времени строители простаивают, и решили сделать процесс работы круглогодичным. Для этого осенью и зимой мы объявляем скидки. Кроме того, у нас есть собственные посёлки, в которых мы стараемся строителей зимой нагружать, а летом строить дома для частных заказчиков. При этом мы обычно привлекаем только отечественных работников, что при правильной организации труда в конечном счёте оказывается дешевле, чем работать с мигрантами. - Однако клеёный брус считается одним из самых дорогих материалов в деревянном домостроении. Главное - не спугнуть клиента, заинтересованного в продукте, который по умолчанию не может стоит дёшево. - Покупатель обращает внимание на три вещи: сроки, качество и цену. При этом для него цена не является ключевым моментом, как и для сравнения на рынке автомобилей, где иначе автомобиль «Ока» был бы самым популярным продуктом. Поэтому мы также стараемся не демпинговать. Наша основная задача - вместе с нашими конкурентами продвигать в целом деревянное домостроение на российском рынке: зачастую загородный дом является альтернативой городской квартире и, как ни странно, зарубежной недвижимости. Впрочем, транспортная ситуация в Московской области также оказывает на нас конкурентное давление, потому что у жителей подмосковных посёлков, где мы строим свои дома, в любом случае дорога до работы занимает много времени, и для многих людей строительство загородного дома, по сути, означает ограниченные возможности транспортной доступности. В ближайшее время что-то может измениться, например, линии метро могут быть вынесены за МКАД, первой ласточкой должна стать станция на Пятницком шоссе. Как ни странно, даже такая вещь способна увеличить популярность деревянного домостроения. - Насколько остра конкуренция в деревянном домостроении в настоящий момент? - Всего в Московской области работает около 200 компаний, которые занимаются деревянным домостроением. В настоящий момент мы конкурируем в том числе с финскими компаниями. У нашей компании есть недорогие продукты, которые из-за своей цены не могут конкурировать с предложениями зарубежных компаний. Хотя в любом случае финские компании по-прежнему являются безусловными лидерами этого рынка. Нашим строителям деревянных домов во многом приходится у них учиться, так как финны специализируются на этом производстве уже сотни лет. Помимо этого, достаточно много домов строится в США и Канаде, однако у них совсем другая технология производства - прежде всего в силу климатических условий: в Финляндии климат гораздо ближе к нашему. Среди финских компаний наибольшую популярность имеет компания Honka (интервью с генеральным директором Honka в России читайте вПР№9-прим. ред.). - Но насколько всё-таки отечественным игрокам удаётся конкурировать с финскими компаниями? - Качество российских компаний постепенно приближается к западным образцам. В России несколько раз объявлялись тендеры, в которых отечественные компании участвуют на равных с иностранцами. Однако в российских компаниях иногда отличается культура производства, начиная от отсутствия порядка в бытовке и заканчивая сроками выполнения работ. Справка Нижегородская область - один из самых динамично развивающихся регионов РФ. По объёму введённого в 2010 г. жилья в РФ область находится на 10-м месте. В 2010 г. было введено 1,45 млн кв. м жилья, что на 3% больше, чем годом ранее. Во многом этот рост обеспечило малоэтажное строительство, доля которого в общем объёме достигла рекордных 64%. И это притом что в целом по России доля индивидуального домостроения в общей площади завершённого строительства жилья составляет 46,8%.

Александр ДУБОВЕНКО, директор по развитию и глава компании «Гуд Вуд».

Окончил факультет вычислительной математики Московского государственного университета. В 2002 г. основал строительную компанию Good Wood. В настоящий момент является её совладельцем. Имеет авторское свидетельство на систему звукоизоляции межэтажных перекрытий в деревянных домах. Инициатор проекта «Народный дом».

Источник: Промышленник России (Журнал, Москва)

читать оригинальный текст на mosoblpress.ru

Позвонить
Заказать
обратный
звонок