Александр Лукьянюк (СП-180)

СП-180
Период строительства: конец 2014 – начало 2015 гг.

IMG_5404.JPG

Меня зовут Александр, я являюсь заказчиком компании GOOD WOOD, которая благополучно построила мне дом СП-180.

- Александр, Вы из Курской области?

- Да, я из Курска. Дом с землей я хотел давно. Сначала я пытался решить вопрос на уровне своего места жительства, но у нас там есть свои особенности, свои проблемы. Во-первых, нет земли такой площади, как мне хотелось бы, по доступным ценам. А второе, самое главное – никто не строит дома по такой технологии. А я всегда хотел дом именно из дерева.

- Почему Вы выбрали именно клееный брус?

- Я изучал и классическую кирпичную технологию, и канадскую – каркасного домостроения, но понимал, что, конечно, лучше дерева для строительства дома ничего нет. Смотрел оцилиндрованное бревно, строганный брус, клееный, изучал их достоинства и недостатки. Но в итоге понял, что если делать серьезно и основательно, то нужно делать из клееного бруса. Дальше уже стоял вопрос, кто будет строить дом?

- Почему Ваш выбор пал на GOOD WOOD?

- В Интернете есть фирмы, которые осуществляют строительство домов из клееного бруса. Но именно по уровню представления, доступности информации, по наполнению и, самое главное, по честности застройщика, достойных вариантов практически не было. Еще давно в Интернете я нашел сайт GOOD WOOD, именно оттуда я и начал черпать информацию о достоинствах и недостатках материалов, изучал, как возводят дома, этапы строительства, смотрел видео и анкеты, где были как десятибалльные оценки, так и ниже. Мне понравилась политика открытости, честности компании.

- Почему для Вас это сыграло решающую роль?

- Потому что любой человек, когда затевает строительство, он на подсознательном уровне опасается того, что все это превратится не только в лишние затраты, но и в страшную головную боль. То есть я изначально искал компанию, которая могла бы взять на себя весь процесс полностью под ключ.

- Как дальше развивались события?

- Где-то года два мы с менеджером просто переписывались. Я понимал, что дом – это хорошо, но он где-то должен быть построен. И как раз обнаружил информацию о том, что у GOOD WOOD есть свои поселки. Смотрел, изучал цены, положение, пейзаж, условия и акции. Где-то газа не было, где-то земля дорогая, где-то инфраструктура неподходящая..

А дальше все просто: Крым, весна, политика. И пошли сообщения, что будут санкции, будет что-то серьезное. Осенью мы почувствовали это движение, стало понятно, что скоро все подорожает и надо успеть определиться до этого момента. Я своей супруге сказал: «Почему бы и нет». И буквально за три дня все вопросы договорного характера были решены. Самое интересное и самое главное то, что с GOOD WOOD можно договориться. О рассрочках, этапах, распределении. Ищут компромиссный вариант. Чтобы всем в итоге было хорошо и без ущерба общему качеству, потому что качество везде на первом месте.

- Вы ездили в сам поселок перед покупкой?

- Да, мы приехали, посмотрели и почувствовали, что это наше. И процесс пошел.

- Расскажите, пожалуйста, подробнее о самом процессе.

- В принципе, все, что декламировалось по проекту, по качеству, по цвету, по срокам – все было выполнено. Отдельно хочу отметить профессиональную работу менеджеров. Радует и то, что есть прямая связь с руководителем. И очень важно, что есть и обратная связь: фотоотчеты, доклады, извещения – ты находишься внутри процесса, где бы ты ни был при этом. То есть необязательно приезжать, всегда есть надзор и постоянный контроль.

- Получается, что находясь в Курске, Вы были в полном контакте со стройкой? И все же, как часто вы приезжали?

- Я сюда приезжал фактически только один раз, когда заливали фундамент. Мне даже дали подержать прибор – вибронасос. Конечно, мне не дали порулить шлангом (стрела бетононасоса), но это все равно было символично. Знаете, как капсулу потомкам закладывают или о борт корабля разбивают бутылку. После этого я понял, что приезжать не обязательно. Хотя мне мои женщины, особенно бабушка, постоянно говорили, что надо ездить, надо контролировать. Что человеку доказывать? Я знаю, что у меня своя правда. Я был во всем уверен. И все скептики, которые говорили о том, что могут кинуть, надуть, в итоге были посрамлены.

- Вы рассказывали о том, что все-таки были какие-то казусы, которые помог решить Александр Сергеевич Дубовенко. Расскажите, пожалуйста, что произошло?

- Да. Кстати, Мы с Александром тезки и практически одногодки. Мне его личность очень импонирует! Как он начинал, создавал, какие подходы использует, как он разговаривает, как он в прорубь ныряет, в бадминтон играет... Это настоящий представитель будущего России. Именно благодаря таким предприимчивым людям создаются производства, солидные серьезные фирмы. Поэтому я знал: если что, я могу написать напрямую, и ответ практически моментально приходит.

Но, несмотря на это совсем не значит, что клиент должен все взвалить на строителей и может быть полным чайником. Он должен хотя бы представлять, что делать, что такое, например, ленточный фундамент, монолитный, как подбирают толщину бруса, что значит – нарезать чашки, он должен понимать базовую терминологию.

И вот, благодаря тому, что была фотоотчетность, я заметил, что этап фундамента почему-то пробуксовывает. Я даю сигнал менеджеру, менеджер буквально ставит всех на уши, доходит до директора. Директор всех строит, после чего бригаду, которая заливала мне фундамент, расформировывают и ставят на ее место новую, хорошую и быструю. И за два месяца практически все было сделано: и фундамент, и коробка. Так что очень хорошо, что есть такая возможность.

Последствия казуса оказались очень приятными. Дело в том, что когда стеновая коробка готова, настает время нарезать чашки. Все понятно, есть очередь, и люди на местах – начальники отделов, цеха – блюдут букву закона, никого вперед не пускают. Но есть обстоятельства. Когда, например, с каким-то клиентом были сложные моменты, фирма старалась максимально ситуацию выправить, и чтобы человек не то чтобы забыл о всяких казусах, а сказал: «Смотрите, какая контора, а?!» Так получилось со мной.

- Знаете ли Вы, кто собирал вашу коробку (стеновой комплект)?

- Знаю. Я с ними знаком – и с бригадиром, и с прорабом. Прораб такой добродушный, веселый, но строгий. Зовут его Вячеслав Савин. Я писал отзыв и про бригадира, и про прораба. Душевные люди. И, самое главное, они не просто ответственно относятся к делу, а относятся к дому клиента, как к своему. Это очень важно.

- Расскажите, пожалуйста, как вообще приходит это понимание «хочу жить в собственном доме»? Не в квартире, а вот переехать за город и построить дом.

- Я раньше жил в квартире, да и сейчас живу, но уже могу сказать, что временно. Во-первых, есть ощущение, что в бетонной коробке дышать нечем: машины, мотоциклы, шум, звон – ты не чувствуешь себя человеком. Почему люди стремятся на природу? Потому что именно там они исцеляются душой.

Второй момент – соседи. Кто кошку разводит, кто пьянки устраивает, гулянки студенческие, кто-то коврик утащил… После одиннадцати музыку слушать нельзя. Кто-то курит с нижнего этажа, в подъезде, какие-то темные личности стоят, во дворе машину не поставишь, потому что мест нет. Ну и, конечно, психологически все это непросто. А дом, земля – это совершенно другое, совершенно другой стиль жизни, другое качество жизни. Вот даже я приехал позавчера, проехал по МКАД часок-другой, а зашел в дом – настоящий запах дерева. Никакая другая технология этих ощущений не передаст. Дерево живое, теплое, оно отдает свою энергию. Любая вещь, сделанная человеком, передает сущность тех, кто ее делал. И чувствуешь: этот дом был сделан с любовью, с сердечным отношением. А не так: мол, вы нам заплатили – нате, мы дальше пойдем. Поэтому квартира – это даже не вариант. Тем более, если смотреть по деньгам, то берешь дом 80 квадратов и 20 соток. За эти же деньги у нас квартира квадратов 100, не больше. Да и то те же самые проблемы: парковка, соседи, атмосфера, воздух. Поэтому однозначно дом.

- Да. Запах дерева, сохраняется, кажется, навсегда... У нас есть демонстрационные дома, которые стоят три года, пять лет. В них заходишь – и запах все тот же, не уходит. Это как ароматерапия.

- Да! На протяжении всей «жизни» дерево выделяет полезные вещества – смолы и эфирные масла, которые полезны для организма. И этот процесс продолжается даже тогда, когда из него уже что-то построили. Я, например, когда сюда приехал, супруге своей сказал: «Я хочу тут умереть». Правда, она испугалась, потому что надо было правильно сказать: «Я хотел бы здесь встретить старость». Здесь есть все, о чем я мечтал. Я в детстве жил с бабушкой. У нее был дом из дубового сруба, сделанный по старой технологии. И те годы, которые я там провел, были самыми золотыми. Березки, птички, воздух, тишина, покой. Когда живешь в кирпиче, бетоне, или в опилке – это, конечно, не то. Так что я долго к этому шел. Понятно, что работы еще много, но самое главное – набраться мужества, чтобы начать и чувствовать, что ты не один, рядом есть GOOD WOOD.

- Что бы Вы улучшили в работе компании?

- Во-первых, необходимо просвещать население. Население, честно говоря, не соображает, что такое клееный брус, что такое профильный. Вот мой отчим во дворе ставит дом из оцилиндрованного бревна. И сейчас второй год с ним носится. А вот если бы он, например, знал про эту технологию, может быть, решение поменял. Это только кажется, что бревно дешевле. Ничего не дешевле. Начинаешь потом дырки заделывать. Или элементарная вещь – торцы. В моем доме, вы посмотрите – идеально ровно нарезаны. А там... Надо потом циркулярной пилой проходится, то одно бревно выпирает, то другое.

Или, например, в Курске никто не занимается строительством из клееного бруса. А привозить бригаду туда по деньгам мы бы не потянули. Только сейчас появился какой-то офис, который предлагает клееный брус. Вот я в Москву приезжаю – в метро газетки раздают. Там вся эта реклама строительных компаний, в которой рассказывают, что какой-то супербрус придумали. Я смотрю и вижу, что это неправда. А люди на это ведутся. Тем более, когда низкая цена. Потом выясняется, что в нее и то, и это не включено. И на выходе получается столько же. А технология и качество хуже.

И еще. Например, работает бригада на объекте, но с какой производительностью она работает, никто не знает. Прораб приехал, всех построил и уехал. Нет, пить они, конечно, не будут. Они могут пойти грибы собирать, курить по полчаса, а время-то идет. То есть, я тоже об этом директору говорил, нужно обратную связь с бригадами, чтобы отслеживали скорость их работы. Самый простой способ – это каждый день хотя бы фотоотчет на уровень прораба или контролера. И он видит, что было и что стало. И уже если какие-то задержки есть, то это уже тревожный звонок. Не стоит ждать три недели, пока сам клиент не скажет, что у вас тут проблема. И тогда все начинают суетиться и бегать. А человек сидит и думает: вот, я миллионы заплатил, а тут такая неприятность. В общем, я считаю, что с бригадами должна быть обратная связь и должен быть контроль.

Александр Сергеевич, большое спасибо! 


Позвонить
Заказать
обратный
звонок